Добавить в избранное
Сделать стартовой
+7 (985) 766-8486 +7 (916) 385-1937 Russian   |   English   |   French   |   Deutsch   |   Italiano   |   
В начало   |    НОВОСТИ   |    СЕРВИС   |    СТАТЬИ   |    ТУР FAQ   |    АВТОТУРИЗМ   |    МАГАЗИН   |    О КОМПАНИИ
Отправить письмо   



Календарь событий

<<< апрель 2019 >>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          


Расчет расстояния между городами
От:
До:

(на ATI.su)

КАРАВАНЦЕНТР. Автодома, жилые прицепы. Продажа аренда кемперов
Страхование Зеленая карта Green Card ОСАГО КАСКО Страхование путешественников
Автобагажники THULE
Russia Hotels, Tourism and Travel Information
probeg.ru
http://www.auto-travel.ru/
ГИЛЬДИЯ АВТОМОБИЛЬНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ
President of Russia

 Новости компании

М О Н Г О Л Е Я 0 5
09-02-2006 Об автомобильном путешествии четвёртой категории сложности по территории Российской Федерации и Республики Монголия по маршруту:
г. Барнаул – с. Ташанта – г. Баян-Ульгий – г. Гоби-Алтай – г. Улан-Батор – г. Кяхта - оз. Байкал - г. Иркутск – г. Красноярск – г. Кемерово – г. Барнаул
04 – 21 октября 2005 года

4. Подробная нитка маршрута:
г. Барнаул – с. Кош-Агач – кпп Ташанта - пер. Дурбэт-Дава (2481м.) - кпп Красная Юрта – пер. Оботын-Дава (2557 м.) – г. Баян-Ульгий – оз. Толбо-Нур - пер. Буратын-Дава (2649 м.) – пер. Хашат-Дава (2561 м.) – г. Ховд – оз. Хар-Ус-Нур – пустыня Куйсийн-говь – пустыня Шаргын-говь – г. Гоби-Алтай – Долина Озёр – г. Баянхонгор – хр. Хангай – г. Арвайхээр – г. Рошаант – г. Луна – г. Улан-Батор – г. Дархан - г. Сухэ-Батор – кпп Алтан-Булак – кпп Кяхта – г. Улан-Удэ – хр. Хамар-Дабан – оз. Байкал – г. Слюдянка – г. Иркутск – г. Красноярск – г. Кемерово – г. Белово – Салаирский кряж – г. Барнаул.



5. Краткая характеристика района.
Маршрут проходил по обширной территории Западной и Восточной Сибири, Западной и Центральной Монголии. Туристический интерес представляет, прежде всего, отрезок пути, проложенный по Монголии. Поэтому вкратце остановимся на описании географического и экономического положения этой страны.

Монголия – государство в центре Центральной Азии, может быть поэтому монголы привыкли считать свою страну «пупом Земли». Исследователи называют Монголию географическим феноменом, не имеющим аналогов. В пределах Монголии находится самый южный на Земле очаг распространения вечной мерзлоты, а в Западной Монголии, в Котловине Больших Озер проходит самая северная в мире граница сухих пустынь, причем расстояние между линией распространения мерзлоты и началом пустынь не превышает 300 километров.

Площадь территории 1566,5 тыс. км?., которая в основном представляет собой плато, приподнятое на высоту 900 – 1500 метров над уровнем моря. Над этим плато возвышается ряд горных массивов и хребтов. На западе форпостом высятся хребты Монгольского Алтая, протянувшиеся на расстояние 900 километров. Его продолжением являются более низкие хребты, получившие общее название Гобийский Алтай. Вдоль границы с Сибирью на северо-западе Монголии расположены несколько хребтов Восточный Саян, Хан Хухей, Улан Тайга, в центральной части Монголии – массив Хангай, разделяющийся на несколько самостоятельных хребтов. Альпинисты насчитывают девять горных вершин высотой выше 4000 метров, хотя эти данные разнятся в различных справочниках.

Большие просторы Монголии занимают сухие степи, полупустыни и пустыни. На юге, юго-западе и юго-востоке Монголии расположена пустыня Гоби. Состоит из участков песчаных, скалистых, покрытых мелкими осколками камней, ровных на многие километры или холмистых, разных по цвету – монголы различают Желтую, Красную и Черную Гоби.

Климат в стране резко континентальный с суровой малоснежной зимой и сухим летом. Осадков выпадает очень мало. Растительность бедна, а зачастую отсутствует вовсе. Лишь на севере страны располагаются хвойные леса (около 9% всей территории). Несмотря на сухой климат в Монголии насчитывается свыше тысячи постоянных озер и гораздо большее количество временных, образующихся в период дождей. Самые крупные озера находятся в котловине Больших озер на северо-западе страны – Убсу-нур, Хара-Ус-нур, Хар-нур. В гигантской впадине на севере массива Хангай расположено озеро Хубсугул (глубина до 238 м.), схожее с Байкалом по составу воды, флоре и фауне.

Реки страны рождаются в горах. Самые крупные из них – Селенга (в границах Монголии 600 км.), Керулен (1100 км.), Онон (300 км.), Кобдо и другие. Реки в западной и юго-западной частях страны, стекая с гор, попадают в межгорные котловины и, как правило, заканчивают свой путь в одном из озер.

Административно страна делится на 18 аймаков (областей). Глава государства – президент, высший законодательный орган – Великий Государственный Хурал. Население страны около трех миллионов человек, на 90 % монголы, остальные – казахи, буряты, дэрбэты и другие. Официальный язык – монгольский. Религия – буддизм в виде ламаизма. Свыше 70% населения проживает в городах. Монголия - страна обширных незаселенных людьми пространств.

Монголия богата залежами руд цветных металлов, значительны запасы каменного угля, железных руд, драгоценных камней, строительных материалов. Основа экономики страны – добывающая промышленность и сельское хозяйство. В сельском хозяйстве основную роль играет животноводство, богатый опыт в котором монголы накопили в течение многих веков. 90% всех естественных угодий страны занимают пастбища и луга. Монголия держит 3 место в мире после Новой Зеландии и Австралии по количеству скота на душу населения. В экспорте Монголии почти 40% приходится на руды металлов, 30% на продукцию сельского хозяйства.

Дневник. Прохождение и техническое описание маршрута.

04.10.05. Отъезд из г. Барнаула в 8-20. Заезд в г. Бийск – ворота Горного Алтая. Встреча с бийскими членами клуба «Алтай офф роад», обмен впечатлениями и фотографиями после Бийского этапа первенства Алтайского края среди внедорожников, чай и кофе на дорожку, последние напутствия и вот уже синеет справа от дороги Бабырган, традиционно первым встречающий каждого путешественника, решившего отправиться в путь по чудному Чуйскому тракту. Неуловимо быстро промелькнули мимо сосредоточенные лица работников ГИБДД Майминского и Яйского постов, на удивление спокойно отнесшихся к нашему проезду. Тепло, солнечно, слабый ветер, воздух чист и свеж, как часто бывает в середине золотой осени, только дальние горы потянуты матовой дымкой. Чуйский тракт порадовал зелёно-бирюзовой Катунью, рано просветлевшей в этом году Чуей, золотыми кружевами листвы, покрывшей прозрачной шалью пальтишко, наспех накинутое на плечи, готовящихся к зимним непогодам гор. В 21-30 добрались до села Кош-Агач. На ночлег определились в гостинице дорслужбы. Рукомойник, удобства на улице, старые кровати. Впрочем, усталый путник должен быть благодарен любому приюту. Ужин, отбой в 23-00. Дневной пробег – 725 километров, температура в течение дня 13-15 С.



05.10.05. Ночью были заморозки (–3) – (-5)?С. Малые проблемы с рыжим УАЗом. Не хочет тянуть так, как положено, ни в какую! Заменили свечи, крышку трамблёра, катушку зажигания, коммутатор – почти без улучшений. Завернули на местное СТО ради проверки карбюратора и всего остального, что может ещё влиять на размеренное и верное движение вперёд. Мастера сначала в течение получаса разглядывали автомобиль и расспрашивали про все технические новинки, применённые в конструкции «Апельсина», затем принялись за непосредственное устранение неполадок, связанных с приводом трамблера. Через сорок минут машина была готова к продолжению нашего романтического путешествия. Хм! А как ещё назвать дальнюю поездку по странам и весям, когда рулём правит, именно, Роман! Из-за непредвиденного ремонта, приходится отказываться от посещения тувинской деревушки Кызыл-Хая с коммерческими интересами, занимающихся козьим пухом участников экспедиции, что решилось в последний перед путешествием момент. В 14-40 покидаем Кош-Агач, направляясь в Ташанту.
«Я ворчу и я вздыхаю,
Направляясь в Кызыл-Хаю,
Мысли тайные ношу –
Лучше б ехать в Ташанту!»

Солнечно, слабый ветер. У Кош-Агачской степи есть своя, присущая только этому месту, особенность. Она почти всегда, в любое время года, выглядит в одних желто-блекло-серых тонах, зимой разбавленных белым цветом, весной и ранним летом, ненадолго, зеленым и редкими цветущими пятнышками местных растений, не богатых на цветовую гамму. В Ташанте – замерзшие лужи, уже были морозы до - 15 С. Пока общались со старыми знакомыми – таможенниками и пограничниками, навстречу, из Монголии вышла группа Сергея Зяблицкого. Они посещали праздник казахских охотников – «Беркутчи». Зная заранее, что не сможем попасть на это интересное, самобытное, мероприятие, все равно сожалеем о своём там не присутствии. Ребята успокаивают, рассказывая, что соревнования в этом году прошли не так красочно, как обычно. Оформление документов занимает минут сорок – не рекорд, но для Ташанты неплохо. Покидаем Россию, попрощавшись с ребятами-погранцами, несущими службу на продуваемом всеми ветрами и продубленному всеми морозами Передовом посту, расположенном на перевале Дурбэт-Дава (2481 м.).


Всё, начались иностранные километры! Без задержек, быстро проходим КПП Красная Юрта. Ну, вот и закружила свою замысловатую пляску многовековая, густая, как сироп, монгольская пыль. Благо для машин провели предмонгольскую подготовку в части заделывания всевозможных, сквозных отверстий и щелей. В салон попадает небольшой минимум этого доброкачественного западно-монгольского продукта. За проезд по только ещё строящейся федеральной трассе Красная Юрта – Цаганур – Улан-Батор приходится платить 6000 тугриков (около 150 рублей). Как потом выяснится, это были далеко не последние платежи на нашем маршруте. По пути к первому монгольскому городку Баян-Ульгию преодолеваем, неоцивилизованный дорогой перевал Оботын-Дава (2557 м.). Интересен крутой перевальный взлет и широкий спуск с панорамным обзором близлежащих хребтов. В город прибыли в 20-40 по местному времени (к российскому плюс один час). По монгольским меркам, поселились в неплохой гостинице – прохладный душ, зато в номере тепло и телевизор показывает российские программы.


Центр Баянульгийского аймака – городок Баян-Ульгий, насчитывает около 30-ти тысяч населения, по национальности казахов, переселившихся на эти безжизненные, неподдающиеся культурному растениеводству земли в конце XIX века, спасаясь от манчжур. Расположен в межгорной котловине, укрытой от пронизывающих ветров склонами голых безлесых гор. Как и многие другие монгольские города, Ульгий, в основном, одноэтажное, одноуровневое поселение. Мазанки, юрты, несколько четырех- и пятиэтажных, жилых зданий, построенных советским стройбатом, администрация города, почта-телеграф и, естественно, отголоски современного бизнеса – многочисленные, разного стиля оформления, магазинчики с продуктовым набором и немудрёной китайской одежкой.



06.10.05. Утром добросовестно выспались, благо путь сегодня короткий, до Ховда 230 километров, спешить некуда. Испив в гостиничных удобствах кофею, по неосторожности заехали на местный рынок, на экскурсию, так сказать. О чем тут же и пожалели. Вкусили в полной мере азиатско-казахское любопытство, облепившее машину и шевелящееся, как мурашиное нашествие. Пинки по колесам, стук по расширителям, удары кулаками по капоту, попытки размотать лебёдку, дерганье всего, что только можно было подёргать. Необычная у нас машина, но не настолько же! Ретировавшись в апартаменты, бегом собрались и отбыли в город Ховд в 13-00.


Фото 5. Туристы из Чехии.
Перед подъёмом на перевал Буратын-Дава (2649 м.) встретили двух туристов из Чехии. Путешествуют по Монголии автостопом! Ночуют в палатке, пищу готовят на кизяке – тоже ещё, энтузиасты познавательного туризма! Немного их подкормили, довезли до Ховда, пригласили в путешествие по Алтаю. Ответ подкупил своей широкой направленностью: «В Монголии нас интересует только западная, горная часть страны, а в России – всё!».

Связка перевалов Бурат и Хашат-Дава (2561 м.) неизменно привлекает своей суровой снежно-высокогорной красой. Сначала ты любуешься голубой волной озера Толбо-нур, затем быстрый подъём по ущелью на Бурат и расширившийся горизонт обнажает справа снежную пирамиду горы Сайр (3984 м.), а слева блестят своими ледниками массивы Цамбагарав (4163 м.) и Цаст (4193 м.). Тридцать километров межперевальной котловины УАЗ трясет и подбрасывает на заболоченных кочкарях, а голова не устает вертеться в поисках живописных ракурсов.


Фото 6. Каменные стелы.
После хорошо грейдированного спуска с Хашата длинное ущелье уводит дорогу резко влево. За первым поворотом открывается вид на старую, брошенную деревню, при въезде в которую молчаливыми сторожами, много повидавшими на своем веку, стоят, накренившись две каменные стелы. Исторические памятники – свидетели многих поколений живших и умерших здесь людей. В дальнейшем, дорога до Ховда скучна и монотонна, пробуждает интерес лишь подъём и спуск с небольшого каменистого перевальчика, требующие от водителя триального мастерства.


Фото 7. Вдали – озеро Хар-Ус-Нур.
В город прибыли в 18-30 местного времени. Гостиница того же уровня, что и в Баяне, впрочем, нет, хуже – вода просто холодная, а телевизор пытается показывать что-то на русском, но у него это никак не получается. Включаем ноутбук и смотрим фильм про путешествия где-то в зеленых зарослях, на какой-то американской речке. Контраст разительный по сравнению с безлесой Западной Монголией. Наш монгольский друг и партнер Тувдендорж подъехал после полуночи, когда все кроме Вадима уже спали. Так что обменивались мнениями и бизнес-новостями они вдвоем.

Утром необходим ранний подъём, до следующей остановки – города Гоби-Алтай около пятисот верст. Для монгольских дорог и применяемым на них скоростям - это многовато.

07.10.05. Ранним подъём не получился, расшевелились лишь к 7-20. Завтрак, сборы, кипяток, погрузка. В слабом свете непроснувшегося окончательно солнца, с удивлением обнаружили, что за ночь обвалился кирпично-решетчатый забор, огораживающий пригостиничную территорию. Ветра сильного не было, туристы не буянили, местные, вообще, люди достаточно тихие… С чего бы это заборам падать? От многовековой ветхости, наверное?! Или гром нашего рыжего произвел неизгладимое впечатление на скучно живущий забор? Так или иначе, в 8-00, после заправки, из города мы выбрались. На сегодняшний путь, до Гоби-Алтая, у нас отсутствует карта, так что пойдем, как говорится, по приборам.

После зажатых вершинами узких ущелий баянульгийских хребтов, за Ховдом горы раздвигают свои плечи и дорога, вырвавшись на просторы долин, бежит покатыми увалами, при этом, не смягчившись, а заставляя прыгать автомобили и их содержимое все по той же гребенке и камням. Только ближе к самону (деревне) Зараг становится чуть ровнее и мягче. Тепло, солнечно 20-22?С. Юг, курорт! Трасса, раскатившись в предгорьях, остановиться не смогла и на полном ходу выкатилась на широкие межгорные котловины, пересекая на своём ходу кусочек пустынь Шаргын-Говь и Куйсийн-Говь. Каковые назвать пустынями в моем понимании сложно, поскольку заросли те пустыни низкорослым кустарником, летают над которым пичужки, за ними приглядывает зоркий глаз степного орла, хотя справедливости надо заметить, добавляют эту картину чего-то мерно жующие, гордые и неторопливые верблюды, подтверждающие право данной местности называться пустыней. Федеральная дорога изредка обозначена бетонными балками, так что, если раз в 20-30 километров рядом с колеёй обнаруживаешь подобный придорожный знак – не сомневайся, едешь верным путем. «У дороги торчит балка – значит, прём по федералке!».

Солнце припекает, жарко, разделись до футболок. Горизонты расширились практически до предела, видно далеко, объекты приближаются медленно, тягуче.
«От Волги до Енисея,
Рассея, моя, ты, Рассея!
От Батора до Улегея,
Монголея, ты, их, Монголея!»


К 18-50 добираемся до городка Гоби-Алтай, преодолев 454 километра. Здесь архитектура поинтересней, хотя экономически город развит явно меньше, чем приграничные аймаки. Одежда на людях, магазины выглядят победнее. При въезде в город на склоне красуется небольшой, но милый, на взгляд, дацан – буддистский храм. По-русски говорящих мало, приходится изъясняться жестами. Первая гостиница на нашем пути, где горячая вода текла из крана, а не из водонагревателя. Долго не могли определиться, куда на ночь поставить машины, пока Рома, перепрыгнув через бордюр и совершив почти триальные чудеса вождения, не заехал в перекопанный двор гостиницы, при этом бормоча: «Как же я отсюда буду утром выбираться?!». Поужинали и быстро отключились, умаявшись за длинный, ездовой день.


08.10.05. Ночью был сильный, шквалистый ветер, свет горел с перебоями. С утра помотались по городу в поисках объектов съёмки и не найдя таковых выехали в 8-20. Путь сегодня не многим короче предыдущего дня – примерно 400 километров. Зато есть карта - перемещаемся во всеоружии. Правда, так называемая федеральная трасса, зачастую не соглашаясь с твоим мнением и показаниями карты, поворачивает совершенно не в ту, казалось бы, сторону. И только пропылив по ней с десяток километров, убеждаешься, что существующая действительность более права, чем рисованное воображение. Такое очередное, необоснованное, на первый взгляд, отклонение от логичного прямого направления, привело нас к месту оправления ритуальных буддистских обрядов. Посреди широкой и ровной как стол степи возвышается куполообразный холм, высотой метров 15-20, на вершине которого по окружности стоят каменные туры-обо, обвитые тканью небесно-синего цвета, а в центре – красуется насыпанная из камней пирамида. У основания пирамиды находится каменная же табличка с какими-то иероглифами и емкость, в которую проезжающие мимо монголы складывают деньги, во исполнение, видимо, своих потаенных желаний. При этом выглядит все это сооружение очень торжественно и, я бы сказал, сказочно, будто оказались мы в «Тысяче и одной ночи». В дымке, окутавшей горизонты, кажется, что холм-корабль плывет по бескрайнему океану.

Этот день ознаменовался первым за четыре дня отклонением от нарисованного на монгольской карте направления. Незадолго до деревушки Делгер дорога расходится в разные стороны. Особо не задумываясь, повернули направо. Как потом выяснилось, поступили правильно, но весь день провели в огромных сомнениях по поводу верности избранного направления. Федеральная трасса проходит через маленькие городки Буцагаан и Бумбегер, а предприимчивые монголы, которые в связи с расширением интереса европейцев к их стране, стали пересекать свою территорию гораздо чаще, спрямили дорогу, сократив расстояние километров на 30-40. В 12-00 проехали монгольскую Тальменку – пункт питания, расположенный на берегу речушки Баядраг-Гол. Здесь каким-то фантастическим образом пересеклись представители разных эпох и формаций: монгольские юрты и «Хаммер» последней модели, мотоцикл «ИЖ» и китайский грузовик, солнечные батареи, антенны спутникового телевидения и вечные спутники кочевников – навьюченные верблюды.


При подъеме на один из многочисленных увалов догнали сломанный микроавтобус, везущий в столицу человек двенадцать взрослых и детей с большим объемом груза (автобусного сообщения между городами не существует, извозом занимаются частники). У микрика лопнула рессора, и водитель с добровольными помощниками пытаются выбить втулку. Попробовали им помочь толковым советом и инструментом, но пользы это не принесло. Ладно, не зима, на улице 20 С. Пока с ними общались, маленький краснощекий монгольчик старался привлечь к себе русское внимание, пытаясь исполнять песню Наташи Королевой «Маленькая страна». Как стало известно, эта певица является воплощением красоты для многих монгольских мужчин.


До Баянхонгора оказалось 398 километров, в город въехали в 18-30. Примечательно, что не первый раз на своём пути подъезжаем к центру аймака по степи, а сами города находятся в укрытой от ветров горной котловине. Город удивил своей законченной архитектурой, наличием большого числа банков, казино, ресторанов, баров, гостиниц, саун, биллиярдных и тому подобных развлекательных заведений. Градообразующее предприятие – золотоносный рудник и обогатительная фабрика, позволяют населению и гостям города проводить время более весело, чем в других, проезжаемых нами населенных пунктах.


Перебрав несколько гостиниц, остановили свой выбор на небольшом отеле в центре города. Определяющим фактором выбора данного места ночлега оказалось владение русским языком хозяйкой заведения. Плюс к этому на парковке перед зданием автолилипутом прилепилась машинка – английский «Оппель» под названием «Ваксхалл». На этом далеко не внедорожном чуде перемещаются по Монголии два молодых англичанина, везущие гуманитарный груз Улан-Баторским детским домам. Выехав из Лондона первого августа, они проехали всю Европу, Кавказ, Казахстан, Алтайский край, в Ташанте зашли в Монголию и теперь находятся в двух днях пути от Улан-Батора. Смелые и отчаянные ребята. Путешествуют на деньги англо-монгольских спонсоров.


Ужин провели не своим продуктом в номере, как в предыдущие вечера, а в пригостиничном ресторанчике по рекомендации хозяйки, представившейся русским именем – Соня. Параллельно Роман помог найти общий язык англичанам и не говорящей на языке Шекспира Соне, по поводу размещения в их номере пустых канистр из-под бензина. Воспитанные в духе борьбы с терроризмом и другими катастрофами англичане без разрешения не решались на столь ответственный шаг. На завтра запланировали одним длинным рывком добраться до столицы – города Улан-Батора, поэтому рано улеглись.



09.10.05. По темноте не стали собираться. Традиция гостиниц, расположенных в провинциальных монгольских городках – слабое освещение номеров. Сонин приют не исключение: из двух рожков горит только одна лампочка, да и та ватт на 30, не больше. Правильно поступает наш общий знакомый, давно путешествующий по монгольским просторам и сервисам, Евгений Горбик, возя с собой переноску с лампой на 150 ватт. Нечего, мол, экономить на клиентах. У гостиницы попрощались с улыбчивыми англичанами, обменялись визитками, сайтами, совместными фотографиями. Подарили им компрессор - качать слабые для местных дорог колеса. Выехали из города только в 10-10, так как пришлось разбираться с периодически клинящей колодкой правого переднего колеса. Оказалось, под неё набились камешки. Хотя в дальнейшем убедились, что причина была более серьёзной, но выяснилось это уже в Иркутске.


Дорога сносная, позволяющая ехать достаточно быстро. Если бы не постоянные объезды работающей на трассе техники – федералку готовят под закатку асфальтом – перемещение осуществлялось бы ещё расторопнее. После городка с чарующим названием Арвайхээр пошло шоссе с разметкой. Народ повеселел, предчувствуя скорую встречу со стольным градом Улан-Батором. Но, как обычно бывает, рано радовались, неблагоустроенная, горная Монголия не выпускает так просто из своих, каменно-гребенчатых объятий. За четыреста верст до столицы, шоссе превратилось в старый разбитый, когда-то асфальтированный, тракт, езда по которому представляет собой фигурное вождение с элементами триала. Но и за эту дорогу с нас взяли ещё 500 тугров (около 30 рублей). После соединения с Харахоринской дорогой (г. Харахорин считается у монголов древней столицей империи Чингисхана – Каракорумом), слева неожиданно появилась обширная группа самых настоящих песчаных барханов – пески Монголын-Элс. Не упустили случая, заехали и провели короткую фотосессию. Рядом с барханами приютилась летняя турбаза, в настоящий момент закрытая, так что пообщаться на предмет монгольского «матрасного» туризма, было не с кем. Температура 17-19 С, сильный, холодный ветер.


Опустилась темнота и езда стала ещё сложнее, если к тому же учесть тот факт, что монгольские водители не имеют понятия о ближнем свете. И как их не тренировали всеми своими фарами и противотуманками – ничего не помогает! Прижмется к обочине, съедет с насыпи, но упорно не переключается с дальнего света фар. Обогнали две фуры, одна из которых тянет два прицепа с брусом, а в кузове другой поверх такого же бруса принайтован ещё и автомобиль! Монголы экономят на транспортных расходах и машины двигаются фантастически перегруженными.


Наконец, после длительной тряски по разбитому асфальту, показалось зарево большого города. В Улан-Батор въехали около 23-х часов. На въезде ещё одна оплата за дорогу – очередные 500 тугриков. Улан-Баторский друг Алтанбек сопроводил в отель «Dream» на своем «Bighorn,е». Гостиница практически в центре города, транспортная развязка удобная и понятная. Ладно, со всем этим разберёмся утром, а сейчас – отдыхать. За день проехали 661 километр.


10.10.05. – 16.10.05. Ночью прошёл дождь и обмыл продубленные пылью автомобили. Прогулялись по забитым пробками центральным улицам Улан-Батора. Назначили коммерческие встречи, коих набралось на неделю вперед. Движение на проспектах и транспортных развязках столицы плотное, машины едут бампер в бампер, водители практически не обращают внимания на тех, кто находится сзади – перестраиваются так и тогда, когда им нужно, выскакивают со второстепенных улиц перед самым носом, не глядя на окружающих. Какое-то броуновское движение. Несмотря на это, за недельное наше здесь пребывание, стали свидетелями лишь одной! аварии – на перекрестке слегка тюкнулись две легковых иномарки. Вечером, посетили моднейшую столичную тусовку – ирландский бар. Иностранцы, шум, экраны с «Формулой-1» и футболом, живая музыка, широкий ассортимент доброкачественного пива.

Следующий день начался с подробной и крайне интересной экскурсии на кашемировое производство – фирму «Гоби». Трудно себе представить, какой сложный путь проходит комочек козьего пуха, вычесанный где-то на склоне горы в западной или северной Монголии, прежде чем он попадает в цех сортировки известного на весь мир своей теплой и мягкой продукцией, завода. Везут его на перегруженных ЗИЛах по горным ущельям и долинам, спрессованным в громадные мешки, почти две тысячи километров, чтобы передать в быстрые и ловкие руки женщин-сортировщиц, разделяющих пух по цвету на серый, светлый и темный. Опытными пальцами определяют они на ощупь необходимую тонину пухового волокна – не более 16,5 микрон. Затем пух на длинных и сложных конвейерных машинах подвергают мойке и обезволашиванию. После сушки, мягкий, шелковый, воздушный пух попадает в цех покраски, но не весь. Белый, светлый считается ценным природным, естественным цветом. Раскатанный в ровницу пух скручивают в нить, которую затем сматывают в пряжу. Из пряжи различного цвета изготавливают свитера, джемперы, женские платья, шарфы, перчатки, одеяла и другую продукцию, с успехом расходящуюся по всему свету. На этих же производственных площадях обрабатывают верблюжий пух, из которого шьют добротные, теплые одеяла.

В последующие дни мы побывали и на других, более мелких кашемировых производствах: монголо-итальянской «Лоро пьяно», монголо-японских и монголо-китайских фирмах подобного направления деятельности.


Пока мы с Вадимом обсуждали коммерческие взаимные интересы с начальником планово-технологической службы завода «Гоби», к Роману скучающему в рыжем УАЗе подъехали монгольские спортсмены-автомобилисты. Оценив технические навороты машины, пригласили к себе в гараж полюбопытствовать на их спортивную технику. Оказалось, что совершенно случайно мы повстречались с представителями монгольской ассоциации автоспорта, специализирующейся в кроссовых соревнованиях, на которые допускаются участники исключительно на детищах Ульяновского завода. Монгольские гонщики становились призерами и победителями таких известных в мире и Азии гонках, как «Ралли фараона» в Тунисе, автопробег Пекин - Улан-Батор и других. Случайная встреча переросла в тесное знакомство. Побывали на соревнованиях легковых автомобилей, проходивших в субботу недалеко от Улан-Батора. Полтора десятка машин производили качественную фотогеничную пыль, напрочь засыпая ею чихающих судей. Повстречались в неформальной обстановке с руководством ассоциации и с её президентом, который к тому же ещё и министр путей сообщения. Поговорили о намерениях провести совместные соревнования и пригласили поучаствовать монгольских спортсменов в планирующейся на весну 2006 года экспедиции клуба «АЛТАЙ OFFROAD».

Улан-Батор – тесный городишко, где все приезжие рано или поздно пересекаются. Так и мы встретились с известными уже нам англичанами недалеко от центрального универмага, куда заглядывали с целью приобретения монгольских карт, да сувенирной продукции. Поздравили английских коллег с удачным завершением их марафона, пригласили в трофи-рейд на Алтай, только уже не на «Ваксхалле» похожем на «Таврию», а на добром старом «Land Rover,е».

На центральном телеграфе столкнулись с интересной особенностью: не принимают международные телеграммы. Факс, e-mail, телеграмму внутри Монголии – пожалуйста, а за рубеж не моги. Как же нам оповестить Алтайскую МКК о том, что у нас все нормально и за нами не надо отправлять вертолет МЧС?! Придется терпеть до России!


Воскресным утром отправились в расположенный неподалёку от нашего отеля Государственный Центральный музей Монголии, который известен в научном мире, прежде всего своей экспозицией динозавров. Так же музей обладает большой коллекцией яиц динозавров. Кости динозавров и окаменелые динозавровые яйца находят в знаменитой долине динозавров на юге Монголии, недалеко от пустыни Гоби. В музее представлены два полных скелета динозавров, один длиной – 16 метров, другой – 10 метров. Демонстрируются окаменелые яйца динозавров, вымерших 65-70 млн. лет назад и образцы окаменелого дерева. Посещение музея не произвело должного впечатления. И скелетов динозавров немного, да и залы многие закрыты по причине недавнего грабежа из музея нескольких доисторических яиц. Позднее для нас открыли полностью музейные экспозиции, но впечатление уже было испорчено, а может настроение не то, с утра было.

Итоги пребывания в Улан-Баторе – посещение столицы Монголии получилось насыщенным, полезным, интересным, богатым на впечатления, хотя и несколько затянувшимся из-за решения вопросов бизнеса.

17.10.05 С утра надраили машины, упаковали скарб и отправились на север от Улан-Батора к российской границе, к городу Сухе-Батору и КПП Алтан-Булак. На трех сотнях верст до границы, ещё дважды собирали плату за проезд, которая в итоге составила 8300 тугров (примерно двести пятьдесят рублей). Дорога хорошо асфальтирована, едем быстро и оттого скучно. Эх-ма, где наши российские грязь да бездорожье? Развлечения ради сворачиваем с торной дороги, чтобы подробно рассмотреть появившееся за городом Дарханом справа высохшее соленое озеро. Выкатились на белую поверхность, но машины упорно не желают хоть немного провалиться в мелкий ровный песок, который монголы рядом собирали в мешки, по нашему предположению для штукатурки. Примечательно, что стадо коров, пересекающее бывшее озеро, шло след в след по одной тропинке. Боятся нарушить соляной покров? В 19-40 прибыли в приграничный Алтан-Булак (Золотой ключ). Так что, завтра будем этим ключом запирать, оказавшуюся для нас гостеприимной, монгольскую дверь. До России триста метров и одна ночь.

18.10.05. Утро началось с прохождения без очереди монгольского КПП, чему в немалой степени поспособствовали наши Улан-Баторские таможенные знакомства. А проводил через препоны пограничников и таможенников один из спортсменов монгольской автомобильной ассоциации – Батсайхан, работающий в таможне. До России добрались быстро, ну а тут уж, как водится, пришлось отстоять в очереди часа полтора. Но, как бы там ни было, в 13-00 покидаем симпатичный городок Кяхта и двигаемся почти строго на север к столице Бурятской республике – Улан-Уде.

Деревянный, старинный мост через Селенгу, храм, построенный на пожертвования декабристов в Новоселенгинске, Гусиноозерск с живописным озером и нещадно коптящими небо трубами ТЭЦ на его берегу, предгорья Хамар-Дабана с редкой и светлой сосновой тайгой, Иволгинский буддийский храм – крупнейший дацан в России – с умилением наблюдаешь все эти российские виды и радуешься, что русские горизонты и русская природа красивее и милее, наверное, роднее, чем любая другая, какой бы экзотичной она не была.

Запланированную на сегодня ночевку в Улан-Уде решаем перенести на более дальний населенный пункт, Селенгинск или Бабушкин. Торопимся, хочется хоть чуть-чуть быть ближе к Алтаю. До Гусинки - асфальт низкого качества, далее покрытие получше, шоссе становится в два раза шире.

Солнечно, около 10 С. На склонах сопок лежит снег. В Улан-Уде не стали заезжать – некогда. Встали на трассу Чита-Иркутск, двигаемся левым берегом Селенги по довольно узкому живописному ущелью – переваливаем через хребет Хамар-Дабан. С нетерпением ждем появления Байкала. Где-то впереди уже чувствуется его дыхание, горы раздвинулись - это Селенга игриво поведя плечами, сгладила горные хребты, чтобы спокойно и величаво катить свои волны к деду-озеру.


Байкал допустил до себя в начинающихся сумерках. Означенные нами для ночевки городки оказались негостеприимными, в смысле отсутствия в них гостиниц. Пришлось в срочном порядке искать место ночлега, каковое и нашлось в невзрачном на первый взгляд поселке Новоснежинске. Частная турбаза с благоустроенными номерами в виде деревянного терема за высоким забором, неплохим теннисным кортом, сауной-баней и все это в двухстах метрах от берега Байкала. За день преодолели 505 километров.

19.10.05. Поднялись рано, чтобы попробовать порыбачить в озере. Местные рыбаки объяснили, что с берега рыбалка не получится, необходимо заплывать на лодке и посоветовали посетить Теплые озера, расположенные в 8-10 километрах от Байкала. Большое подозрение, что отправили они нас туда только с целью избавления от настырных приезжих. Но мы не обижаемся на них, поскольку посещение Теплых озер не только принесло радость от познания и открытия новых мест, но и пролило лечебный бальзам на истосковавшиеся по родным, алтайским горам душам. Первое озеро, образовавшееся на месте бывшего щебневого карьера, и заглядывающая в его гладкую поверхность гора так живо напомнили р. Катунь, с отражающейся в ней Сугун-Ту (известной в народе, как Луковка, в районе турбазы «Катунь»), что невольно заскребли на душе кошки, и вспомнилось, насколько давно мы покинули родные места. На берегу второго озера возвышается уникальным явлением гора в виде равнобедренного треугольника, которую здесь называют Шапка Мономаха.

Получив эстетическое удовольствие, обменялись туристическим и коммерческим опытом по приему клиентов в подобных заведениях с сопровождавшим нас старшим инструктором турбазы «Теплые озера» и покатились дальше. В Слюдянке, венчающей южную оконечность озера, отстучали, наконец-то, телеграмму в Барнаул, в МКК. По дороге, в Байкальской Тальменке – Култуке, откушали знаменитого омуля в горячем и холодном, копченом виде. Через перевал направляемся к городу Иркутску - старинному сибирскому областному центру. Погода сегодня яркими красками не радует. Низкая облачность, периодически сыпет мелкий противный дождь, пугающий перейти в мокрый снег. Температура близка к нулю. Перед въездом в Иркутск заворачиваем на СТО, для затяжки креплений ослабших в монгольской трясучке стремянок обоих мостов. Ребята-механики, расчувствовавшись видом нашего рыжего, угощают кофе за счет заведения. Ночевать решаем где-нибудь в Зиме – родине Андрея Вознесенского, имя которого навевает нечто пафосное:
«Дорога тянется на Запад,
Стоит в салоне рыбы запах!
Восток, монголы, Селенга,
Иркутск, Слюдянка, Ангара!
Какие километры, дали!
Давай-ка, Рома, жми педали!
Закат в туманной дымке тает…
Без нас скучают на Алтае!»

Ни в Зиме, ни в Саянске мест в гостиницах не оказалось, порекомендовали доехать до Тулуна, а на наш вопрос о наличии там гостиницы прозвучал исчерпывающий ответ: «Так город же!». В этом «так городе же», оказалась одна гостиничка-заезжка, расположенная на втором этаже над бывшим свинарником. Чавкающих хрюшек там уже не было, а вот ароматы от длительного их здесь пребывания остались. Продавленные до пола кровати, каких уже не встретишь и в Монголии, зябкий холод в комнатушке, шатающаяся наружная лестница на второй этаж без ограждения. В таких условиях пришлось забыться на несколько беспокойных часов. Хотя, опять же, усталый путник должен радоваться любому приюту.

20.10.05. Утром поставили рекорд быстроты сборов. Выехали в 7-00, удивительно, что столь долго выдержали, в так называемых условиях для отдыха. Минут двадцать плутаем по темному городку в поисках выезда на Красноярск. Все-таки, со временем в Иркутской области напутано – окончательно рассвело лишь к 9-00, как на Алтае в декабре.

За Тулуном сорок километров не заасфальтированной гравийки. Потом ещё с десяток верст у посёлка Братскдорстрой, застарелый объезд в районе деревушки Замзор – для федеральной трассы позор! Да и там, где покрытие есть, представляет оно собой разбитый в клочья древний асфальт, мучение, а не дорога. Зато после деревни с символичным названием Разгон – свежеуложенное шоссе с разметкой. Город Тайшет - плохо обозначены сквозные проезды, пришлось намотать лишних 10-15 километров, выбираясь на трассу. Ландшафт вокруг – мелкие сопки, покрытые заболоченной тайгой. Живописные, размазанные по грязи колеи уходят в глубь леса, притягивая любопытствующий джиперский взгляд. Вот где проводить трофи-рейды! Изредка с пригорка открывается чарующий вид на бескрайнее море тайги. Велика, ты матушка, Сибирь! Красочна и необяътна.

После Красноярска, который проехали в 17-20, пошла отличная двухполосная трасса. На выезде из города гибддешники любопытства ради устроили технический допрос – что, как и где улучшали в рыжем УАЗе. Ночевать собирались в Ачинске, но – традиция! мест в гостиницах города нет. Едем до Боготола и после длительных поисков устраиваемся на ночлег в железнодорожной гостинице около 23-х часов. Тепло, светло, сухо, после Тулуна – рай. Дневной перегон 959 километров.


21.10.05. Выехали из гостиницы в 8-20. Перемещения по российским дорогам и проживание в наших сервисах стирает в памяти камни, солнце, пыль и экзотику Монголии. День сегодня яркий, солнечный. В 12-20 добрались до Кемерово. Дороги в шахтёрской области гладкие, ровные, широкие. Указатели проездов подробные, понятные. Кемерово смотрится очень чистым, несмотря на разнузданную, в основном, промышленную архитектуру, множество частного сектора. На въезде в город – часовня «Поблагодари за дорогу». Благодарим и отправляемся в Белово, чтобы оттуда, перевалив Салаирский кряж, попасть на Алтай.

Дорога Кузбасс-Алтай один из красивейших участков маршрута. Минимум населенных пунктов, сплошная осиново-берёзово-еловая тайга, крутые склоны горбатых хребтов, узкие провалы с заболоченными протоками. Дико, красиво, необычно. Рай для трофи-соревнований.

В 15-00 въехали на территорию Алтайского края. Все встречные машины кажутся родными, а водители братьями. Наше длительное, путешествие подходит к концу. Около пяти встали на трассу Новосибирск - Барнаул. Круг маршрута замкнулся на Бийском повороте в 17-30. К офису на Южном подъехали в 17-54. Всё, финиш!
Фото 58. Пустыня Шаргын-Говь.

«Из путешествия монголы,
К родным пенатам возвратясь,
Испив две фляги кока-колы
И чипсов «Принглс» наедясь,
Столетней пыли надышавшись,
И впечатлений нахватавшись,
На динозавров наглядевшись
И по пустыням напотевшись,
По разным городам ночуя,
По территориям кочуя,
Родные берега почуя,
УАЗ ворчит: «Домой хочу я!»
От разных сервисов уставши,
Да, и без сервисов поспавши,
Шесть тысяч, в общем, намотавши,
Так много нового познавши,
К родным местам, спеша вернуться,
В объятья милых окунуться,
Факт путешествия свершили –
Маршрут на этом завершили!»

4. Выводы и рекомендации.
а). Маршрут соответствует заявленной сложности согласно требованиям и правилам ТССР, может быть рекомендован туристам, желающим совершить автопутешествие по Республике Монголия, территория которой позволяет разрабатывать и осуществлять путешествия любой категории сложности в классе автомобильного и мототуризма.

б). Маршрут охватывает большую территорию, три часовых пояса, громадное разнообразие географических и климатических условий, животного и растительного мира от снежного высокогорья до полупустынь, от суровой природы Западной Монголии до многоуровневой тайги Прибайкалья, таким образом, внимательному и любознательному путешественнику предоставляется возможность анализировать и сравнивать всё многообразие увиденного природного материала.

в). На протяжении всего маршрута – уникальные возможности для видео и фотосъёмки, много мест для рыбалки.


источник
Автобагажники THULE
 фото дня

 
ГОРЯЧИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ!


Автопутешествие по Средней Азии. 27.06.2008 – 02.08.2008. Памир - Алтай 2008.
Средняя Азия 2008. Россия – Казахстан (Аральское море, Малое море) – Узбекистан (Ташкент, озеро Чарвак, Самарканд, Бухара) – Таджикистан (Душанбе, Хорог, Памир) – Киргизстан (Бишкек, озеро Иссык-Куль) – Казахстан (Алма-Ата, озеро Балхаш) – Россия (Алтай, озеро Телецкое). Более 16.000. км, 37 дней.

Фотохронология поездки Средняя Азия. Памир - Алтай 2008.


Карта Москвы


В начало   |    НОВОСТИ   |    СЕРВИС   |    СТАТЬИ   |    ТУР FAQ   |    АВТОТУРИЗМ   |    МАГАЗИН   |    О КОМПАНИИ Отправить письмо
Разработка Евгений Суслин
© 2005, Rus Auto Travel Agency. All rights reserved.
Rambler's Top100