Добавить в избранное
Сделать стартовой
+7 (985) 766-8486 +7 (916) 385-1937 Russian   |   English   |   French   |   Deutsch   |   Italiano   |   
В начало   |    НОВОСТИ   |    СЕРВИС   |    СТАТЬИ   |    ТУР FAQ   |    АВТОТУРИЗМ   |    МАГАЗИН   |    О КОМПАНИИ
Отправить письмо   



Календарь событий

<<< декабрь 2021 >>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    


Расчет расстояния между городами
От:
До:

(на ATI.su)

КАРАВАНЦЕНТР. Автодома, жилые прицепы. Продажа аренда кемперов
Страхование Зеленая карта Green Card ОСАГО КАСКО Страхование путешественников
Автобагажники THULE
Russia Hotels, Tourism and Travel Information
probeg.ru
http://www.auto-travel.ru/
ГИЛЬДИЯ АВТОМОБИЛЬНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ
President of Russia

 Новости компании

Зачем мы поехали в Монголию на Опеле?
Автор: Михаил Кузьминых
04-02-2006 После посещения весной 2003 года города Владивосток на автомобиле Опель-Вектра (пробег составил 26000 км за полтора месяца) захотелось усложнить задачу для данного автомобиля.
Маршрут, оказалось, мы выбрали вполне достойный: Москва-Новосибирск-Ташанта-Улан-Батор-Иркутск-Москва с заездами на озеро Хубсугул и остов Ольхон на Байкале. Поездка была рассчитана на 21 день. После консультаций с автомонголоведами я все больше убеждался в правильности принятого решения, т. к. после объяснения им поставленной нами задачи, я от всех услышал такой совет: " Купи уазик". Ну нету у меня уазика, а есть Опель.


И так о машине. Опель-Вектра 1989 г. в., хэтч-бэк, двигатель 1,6 литра, карбюратор, мощность 75 л. с., предпочтительный бензин АИ-95. Из специальной подготовки была поставлена защита картера, убран в салон под коврики топливопровод и лучше закреплена тормозная магистраль, оторванная еще при поездке во Владивосток. Также стоят более жесткие и высокие задние пружины, но это для меня стандартная повседневная комплектация. Пробег на начало поездки по спидометру 440000 км, реально тысяч на сто больше. Из запчастей мы взяли с собой: стартер, генератор, трамблер, коммутатор, катушку, свечи, задний и передний амортизаторы, две задние ступицы и забыли трос сцепления.


В путь мы отправились 1 мая и 4-го остановились на ночлег в Бердске под Новосибирском в очень комфортабельном пансионате. По дороге немного настораживал снег на обочинах и лед на реках и озерах. В Новосибирске было уже тепло, около + 20, но лед на водоемах все еще был. 5 мая в 9 утра въезжаем в Алтайский край. Трасса М-52 идет от Новосибирска до самой монгольской границы, через весь Горный Алтай. Состояние дороги среднее, но можно ехать достаточно быстро. Возле Барнаула строится широкая дорога с разделительной полосой и развязками. На одной из развязок уходим на Бийск. Местность становится более лесистая, сибирские березы понемногу уступают место хвойным деревьям. Постоянные недлинные спуски и подъемы. Возле поселка Большие Ключи придорожное кафе с отличной кухней. На втором этаже этнографический музей, куда хозяйка кафе, с удовольствием проведет экскурсию. Проезжаем Бийск, Горно-Алтайск, и вот они Алтайские горы – первая цель нашего путешествия. Чудесная горная дорога с отличным асфальтом, светит солнышко, тепло. От Горно-Алтайска километров на сорок сплошная курортная зона по обоим берегам Катуни. Возле реки застроен каждый удобный кусочек земли, сплошные базы и дома отдыха. Все это изобилие туристических объектов появилось за последние пять лет, и окончания строительному буму нет.


В поселке Усть-Сема дорога пересекает Катунь и дальше идет по долине реки Сема, потихоньку поднимаясь на Семинский перевал. На перевале очередная курортная зона с горнолыжным уклоном. Вдоль дороги лежат сугробы снега, но на лыжах уже никто не катается. Стоящий у дороги рекламный щит МТС, говорил о наличии здесь сотовой связи, однако Би Лайн умер чуть дальше Горно-Алтайска. До следующего перевала Чике-Таман еще 70 км. Подъем на перевал занимает минут десять. Крутой и очень красивый серпантин. На верхней точке перевала удобная смотровая площадка. За перевалом дорога вновь выходит к Катуни, но реку почти не видно. Она течет в небольшом каньоне глубиной от 20 до 50 метров. Ширина долины 2-5 км, а дальше с обеих сторон крутые горные хребты. Лес растет только на склонах гор.


За поселком Иня дорога выходит к реке Чуя, в честь которой и называется весь участок магистрали от Бийска до монгольской границы – Чуйский тракт. В советское время это была очень оживленная трасса, по которой шли грузы и топливо в Монголию. Сейчас бензовозов на ней не видно совсем, а раньше они составляли 80% всех грузовиков. Тентованые Камазы "Совтрансавто-Бийск" в небольшом количестве попадаются. За Иней местность становится более дикая, машин меньше, дорога уже, повороты круче. А вот качество дорожного покрытия не меняется. Горы прижимают дорогу прямо к реке, ширина долины метров пятьсот. Проезжаем лагерь водных туристов. Отсюда начинается сплав по Чуе и затем Катуни. В лагере человек сто, несколько бань. Народ готовит свои плавсредства к движению по реке.


В сумерках добираемся до Чуйской степи. Горы широко расступаются, вдалеке светится Кош-Агач. Горные вершины справа под снегом, где-то среди них гора Белуха – высочайшая на Алтае. Около 23-00 въезжаем в Кош-Агач, находим гостиницу – одноэтажный барак с удобствами во дворе и охраняемой бесплатной стоянкой. Койко-место стоит 70 рублей. До Монголии 50 км.


Подъем на следующий день решили устроить в 7 утра, чтобы пораньше занять очередь на границе. Таможня открывается в 9-00. До погранперехода в Ташанте 50 км, дорога отличная, долетаем минут за двадцать. На границе никого. Заправляемся бензином АИ-93, прямо перед таможней. Кстати АИ-95 видели последний раз возле Горно-Алтайска, а 93-й есть на всех заправках. Когда заправлялись, бензин из-под хомута на пистолете брызнул мне прямо в глаза хорошей струей. Сразу же на лицо мне вылили литра три воды, и серьезных последствий для здоровья удалось избежать, но заодно залили все мои документы, лежавшие в нагрудном кармане. В результате, после сушки, загранпаспорт сильно покоробился, а монгольская виза немного расплылась. Заправщик, видя все это, закрылся в своей будке, похожей на сигаретный ларек, и больше признаков жизни не подавал.


Стоим, ждем. В 8-30 к таможне потянулись работники, зашевелились и пограничники. Таможня и погранзастава находятся прямо в поселке. До девяти утра других желающих, пересечь границу не появилось. Около девяти появился пограничник и разрешил проехать нам к зданию таможни. Таможня современная со всем необходимым оборудованием, и все работает. Оформление документов и таможенный досмотр заняли около часа. У всех в глазах вопрос: "Куда Вы поперлись?". А девушка- пограничник на прощание сказала: "Возвращайтесь побыстрее", и отпустили нас с богом. Едем дальше, асфальт, вокруг бегает и летает разное зверье. Граница, перевал Дурбэт-Даба 2480 м. Пограничники проверяют документы, открывают ворота и выпускают в Монголию, ворота закрывают. Вдоль границы забор. Ощущение, что тебя откуда-то выпустили или наоборот запустили. Асфальт сразу закончился, и началась размытая, таящим снегом, грунтовка. Едем дальше, возле дороги сидят трое мужиков. Приближаемся ближе, мужики расправляют крылья и взлетают. Таких больших птиц я в дикой природе не видел. Да и в Монголии мы их увидели еще только один раз, возле Эрденета.


Спускаемся к монгольской таможне. Таможня усиленно строится, работает человек пять. Объезжаем стройку, большой соблазн объехать заодно, находящуюся за ней таможню. Запускают в таможенную зону, бегло осматривают автомобиль и приглашают в домик заполнить документы. С удивлением замечаем, что монголы плохо понимают по- русски. Заполняем маленькие бумажечки, отдаем их в окошечко, нам проставляют отметку о въезде, и тут возникает какая-то заминка. Таможенники и пограничники начинают что-то бурно обсуждать, ходить туда-сюда, хлопать дверями и постоянно переспрашивать у меня, куда мы едем. Примерно через час кто-то смог мне объяснить, что нас не хотят впускать в страну, так как не верят, что мы направляемся в Улан-Батор. Они знают, что доехать на нашей машине до Улан-Батора невозможно, и чувствуют с нашей стороны какой-то подвох. Еще час я им объяснял, кто такие автотуристы, зачем они едут в Монголию и, что мы тоже автотуристы, но немного долбанутые, но хорошие, и если ничего у нас не получится, то мы с удовольствием вернемся. Нам, похоже, поверили, но это создало новую проблему: как оформить наш проезд по Монголии. Кроме вышеупомянутой бумажки, никаких других документов, в том числе и таможенных деклараций на этой таможне, видимо, не оформляли. Дальше я начал ходить и хлопать дверями вместе с таможенниками и пограничниками. Пообщался со всеми официальными и неофициальными лицами. Даже видел компьютер, в который в кабинете начальника, кто-то играл. Солдаты-пограничники предложили нам ехать, пока никто не видит, но документы-то у меня забрали. Они очень огорчились, что не могут нам помочь. В результате все решили ждать начальника. После обеда приехал начальник, и все опять стали ходить и хлопать дверями. Еще через час приняли совместное решение: едем в областную таможню в Ульгий к самому большому начальнику, в сопровождении таможенника, и отдаем нашу судьбу в его руки.


Нам разрешили пообедать. На обед были бозы-монгольские манты, и чай. Стоимость обеда 70 рублей на троих. С нами поехал хромой казах-таможенник, может быть даже, какой-нибудь особист. До Ульгия, или как его здесь называют Баян-Ульгий 100 км. От таможни вглубь страны идет разбитый грейдер. Ехать по нему бессмысленно, и мы, как все нормальные монголы, едем рядом с ним по степи. Вариантов движения множество, разогнаться можно до 60 км/ч. По грейдеру идут только грузовики. Через 20 км поворот на Ульгий, казах вовремя проснулся и показал нам его. Дальше пошла типичная монгольская дорога: межгорная долина и множество колей от одного склона горы до другого. До города от границы доехали за 2,5 часа, преодолев два небольших перевальчика. Подъезжаем прямо по степи к городу, упираемся в какую-то стену, направо, налево и выскакиваем на асфальт.


Заехали в таможенное управление, время 18-00. В одном из кабинетов куча монголов пьет водку из-под стола и закусывает бозами из пластиковой бутылки. Предложили и мне, я объяснил им, что за рулем. Наш сопровождающий после двух рюмок завел неторопливый разговор о наличии на работе начальника. Позвонив куда-то кому-то по мобильнику, сообщили, что начальник будет завтра в 9-00. Сопровождающий заявил, что мои документы останутся до завтра у него, устроил нас в гостиницу. Я довез его до дома, обычная советская пятиэтажка, спросил, как хоть его зовут и договорился встретиться завтра в 9-00 на таможне. За гостиницу + гараж заплатили 435 рублей. В номере имелся туалет и холодный душ, три кровати, диван и большой пол, где я разложил карты всего предстоящего маршрута. Сразу принесли термос с чаем и мы поужинали, чем бог послал.


Теперь у нас появилось два варианта дальнейшего движения: вернуться к первоначальному варианту маршрута, от которого мы отклонились на 70 км, или поехать от Ульгия сразу на восток, как здесь ездят все на Улан-Батор. По расстоянию оба варианта казались одинаковыми. После долгого совещания решили двигаться, как наметили изначально, если таможня пропустит.


Легли спать еще засветло. За окном очень сильный ветер, и после 20-00 народ с улиц практически исчез. Кровати были очень неудобными, с поломанными досками и очень тонкими матрасами. А вот диван, на котором завалился Дима был великолепен, правильный выбор. За прошедший день проехали 150 км, из них 70 в сторону.


7 мая 9-00 стою возле таможни, нашего вчерашнего сопровождающего нет. Примерно в 9-30 начинаю тихонько паниковать. Машина где-то в гараже гостиницы, наверно, документов никаких на руках нет. День солнечный, теплый, мимо ходят монголы и не обращают на меня никакого внимания. В начале одиннадцатого появляется наш любимый казах-таможенник, и мы идем к начальнику. Начальник записал все наши данные и место нашего выезда из Монголии, и разрешил въезд в страну. Мы пожали руки, попрощались и разошлись. Никаких бумаг, никаких печатей, просто какая-то антибюрократическая страна.


Город Ульгий расположен в красивой межгорной долине, тянущейся с севера на юг. С запада горы повыше, и кажутся неприступными. С востока горы ниже и более пологие. Город похож на большой российский райцентр. В центре города находится почта, несколько банков, две гостиницы и множество всяких госучереждений. Есть аэропорт, в городе такси, легковые и маршрутные. Все дороги в городе асфальтированы, есть хорошие легковые автомобили, как они сюда попадают, осталось загадкой. На просьбу поменять валюту в банке, ответили отказом, и отослали на рынок. В банке много народу с большими пачками денег, и банкирам явно не до нас. Менял на рынке в 11-00 еще не было, а продавцы, предложившие услуги по обмену, пытались нас жестко обмануть с курсом. Мы отказались и пошли в гостиницу собирать вещи. Собравшись, заехали еще раз на рынок, менялы не появились. Но предыдущие финансовые контрагенты оказались более сговорчивыми и взяли с нас только комиссию в размере 5000 тугриков за операцию по обмену 3000 российских рублей на 120000 монгольских тугриков. Обмен денег оказался неприятной проблемой. Про отсутствие обменников на границе я уже молчу.


Бензин АИ-93 нашли только на третьей заправке по 500 тугриков за литр, влезло только 10 литров. Выезжаем из города по асфальту, стоит громадный дорожный указатель, глядя на него из окна гостиницы, мы думали, что это рекламный щит. Прямо-Цагануур, направо-, но нам туда не надо. Асфальт кончился километра через три, грейдер растворился километров через десять. Вокруг степь с небольшими кустами, она же дорога. Далее под понятием "дорога", если это не асфальт и не грейдер, следует понимать степь с колеями или без них, ровную или не очень, в общем, любое место, где можно проехать. На кусты, растущие на дороге, наезжать не стоит. В своем основании они имеют приличную кочку, а иногда и камень.


Весь аймак Баян-Ульгий занимают горы Монгольского Алтая. Наиболее высокий хребет идет вдоль границы Монголии и Китая. Высочайшая вершина на территории аймака гора Куйтэн-Уул 4373 м находится на стыке границ России, Монголии и Китая. Хребет Сайлюгем ( высочайшая гора Саржематы 3499м ) и хребет Чихачева ( гора Тутгэн-Уул 4029 м) разделяют Россию и Монголию. Между ними находится перевал Дурбэт-Даба 2481 м, через который проходит автодорога. В районе города Ульгий высоких гор нет, хребты, высотой до 3000 метров и небольшие межгорные долины.


От Ульгия до Цагаануура 70 км мы проехали за 2,5 часа. В Цагаанууре раньше находилась перевалочная база товаров и топлива из России. Сейчас поселок на 80% разрушен, людей почти не видно, картинка жутковатая. Людей видели только на окраине, у озера, куда они ходят за водой. Озеро полностью покрыто льдом. С трудом выбираемся на дорогу, идущую на восток, весь поселок изрезан какими-то канавами. На окраине несколько небольших озер, огороженных остатками металлоконструкций, видимо, частная собственность. После Цагаануура, около 30 км, дорога идет по очень красивому ущелью. Вокруг разноцветные горы с высокими осыпями, внизу подо льдом течет река. Дорога хорошо накатана, хоть и машин мы на ней не встретили.


Из гор дорога выходит на очень ровную долину. Другой край ее виден с трудом, до него километров пятьдесят. В отдельных местах разгонялись до 100 км/ч, даже камней почти нет. Но тут возникли проблемы с ориентированием. Топографическая карта показывала, что надо уходить севернее, а карта автодорог, что надо двигаться по прямой, на северо-восток. Поверили топографической карте, и напрасно. Дорога, указанная на ней, оказалась непроходима для нас, к тому же, она делает крюк. Зато эта дорога привела нас к огромному камню, который было видно сразу после выезда из гор. Высота у него метров двадцать и окружность метров пятьсот. Вокруг него множество обо, и как мы потом узнали, показав видеозапись С. Волкову, несколько древних могил и, возможно, целое кладбище. Но мы не стали подробно изучать этот камень, т. к. и не знали, что надо искать.


Километров за пять до камня мы въезжаем в каменное море, скорость падает до 5 км/ч. Все, окружающее пространство, состоит из камней диаметром до 30 см, и в этой местности мы начинаем блуждать. Спустившись к реке Бухе-Мурен, узнаем, что прямо дороги нет, а надо вернуться южнее километров на восемь. Трясемся по камням вдоль реки, ищем переправу. Река полноводная и несколько дорог, пересекающих ее в брод, мы игнорируем. Но вскоре узнаем, что моста, через реку нет, и надо искать альтернативные способы переправы. Выбрали место, предположительно, возле основной дороги, которую местный житель назвал "тракт". Нашли колею, где въезд и выезд из реки расположен по ходу течения. Прямо у выезда, на другом берегу реки, рос большой куст, за который, в случае чего, можно было бы зацепиться. Разгрузили машину, привязали спереди трос, и пустая машина без проблем переехала на другой берег. За рекой каменное море продолжалось, и скорость оставалась не более 10 км/ч. Но теперь мы хотя бы понимали, куда ехать. По дороге проехали еще три камня, высотой не больше 10-и метров и небольшого диаметра. Выехав из камней, сразу остановились на ночлег, уже темнело. Вокруг все та же равнина, только горы стали намного ближе. Почва песчаная, на расстоянии 3-х метров друг от друга растут кусты, высотой до 1,5 метров, поэтому видимость ограничена. Где-то , не далее километра, живут люди. Здесь, возле реки, людей довольно много, а вот в горах от Цагаануура до реки Бухе-Мурен, практически, никто не живет. За весь день, а проехали мы 150 км, не встретили ни одной машины. Только, когда ложились спать, мимо пролетел уазик. Весь день было пасмурно, ветра почти не было.


8 мая встали в 6 утра с рассветом. Проснулись, в основном, от холода. Я спал в машине и не очень замерз, а вот в палатке пришлось несладко. Температура ночью была около нуля. Очень интересные ощущения, когда ночью под порывами ветра, с машины осыпался песок. Быстро свернули лагерь и поехали дальше. Сразу же застряли в песке, пришлось домкратить машину. Пасмурно. Движение пошло веселее, чем вчера. Дорога обычная, монгольская. После небольшого перевала, выезжаем к озеру Уурэг-Нуур. Круглое озеро, диаметром километров пятнадцать, со всех сторон окружено горами. Дорога проходит километрах в двух от берега, и никаких следов присутствия человека. Фантастический пейзаж.


Подъезжаем к перевалу Улаан-Давба. Издалека он кажется неприступным. Появился неприятный стук в передней подвеске. Оказалось, между стабилизатором поперечной устойчивости и кузовом попал острый камень и встал там клином. Вокруг горы, высотой до 4000 метров. На перевале лежит снег, возле обочины четыре монгола и один мотоцикл. Они машут нам рукой, мы им тоже. Спуск с перевала очень крутой мы не останавливаясь устремляемся вниз. Дорога отсыпана, даже знаки стоят: "крутой спуск" и "ограничение скорости". На следующей петле серпантина нас догоняют двое монголов с перевала и просятся к нам в машину. Мы им пытаемся объяснить, что у нас в машине места нет, но по монгольским понятиям к нам можно посадить еще пять монголов. Даже соглашаемся взять одного, но они пытаются залезть вдвоем. Мы их не пускаем и едем дальше. Полотно дороги размыто, промоины до 50 см глубиной, но проехать можно. Спускаемся метров на пятьсот вниз и выезжаем из гор, попадаем на бескрайнюю долину, залитую солнцем.


Снизу что-то оторвалось и постоянно цепляет за землю. Нашли глубокую колею и используем ее в качестве ямы. У нас отломилось одно из креплений защиты. Привязываем ее на проволоку. Во время нашего ремонта мимо проезжает уазик-буханка с разобранной юртой на крыше, тоже идет с перевала. Спускаемся дальше на равнину, по нашим подсчетам скоро должен начаться асфальт. И он начался за 36 км до города. Едем, не торопясь, не более 100 км/ч. По дороге движется много большегрузных самосвалов, скорее всего, они возят уголь от месторождения в Улаангом. Если по этой дороге поехать на север, то через 80 км можно попасть в Россию, в Туву. Перед городом начинается нечто, похожее на дачные участки – огороженные и охраняемые сады и огороды. Въезд в город перегораживает шлагбаум с надписью "полиция". На самом деле никакой полиции здесь нет. Везде в Монголии, где есть асфальтированные дороги, проезд платный. Здесь попросили 10 рублей.


Въехав в город, сразу нашли заправку с 93-м бензином. Цена 555 тугриков за литр. Влезло почти 50 литров, хороший расход на 315 км. Время около 12. Ищем, где покушать, но все закрыто. Единственная гостиница закрыта на ремонт, закрыты почему то все кафе в центре. Город застроен, в основном, пятиэтажками и какой-то неуютный, даже хороший продуктовый магазин мы не нашли. Выезжать из города на восток надо, повернув с центральной улицы за пятиэтажками, налево. На выезде тоже шлагбаум, но здесь денег не берут, т. к. асфальт заканчивается чуть дальше за ним. За шлагбаумом большой дорожный указатель со стрелками в разных направлениях, запутаться можно. Немного отъехав от города, завтракаем "Ролтоном". Примус от ветра закрываем пенкой. Жарко, но ветер прохладный и довольно сильный.


Через 10 км от Улаангома упираемся в реку, которая течет к озеру Увс-Нуур. Саму реку переезжаем легко, даже не останавливаясь, но за рекой сразу течет отводной канал, искусственного происхождения. Прямо перед нами его переезжает Зил-водовоз, и делает это с явным трудом. На другом берегу стоит Уазик и, видимо, тоже наблюдает за происходящим. Мы решили найти другое место для переправы, и всего в трех километрах выше по течению находим прекрасный мост. Дальше дорога идет вдоль озера Увс-Нуур. Слева течет канал, который мы не смогли переехать, причем иногда он находится выше дороги. Через канал перекинуты мостики к многочисленным ранчо. Местность возле озера самая густонаселенная на всем нашем пути. Вышеупомянутый канал используется для орошения, возле некоторых юрт даже стоят комбайны. Но что здесь выращивают, непонятно. Также здесь представлены все виды домашних животных, вплоть до верблюдов, которых мы встретили впервые в Монголии. Самого озера почти не видно, потому что дорога проходит на одной высоте с берегом и к воде близко не приближается. Озеро соленое, на севере в него впадает река Тэс, вдоль которой мы еще будем ехать. Озеро простирается на север на 70 км и выходит к границе с Россией, оно находится на самом севере Котловины Больших Озер, которая тянется километров на 400 на юг и имеет ширину около 150 км. Уровень воды в озере - самая низкая отметка высоты в Западной и Центральной Монголии 759 метров над уровнем моря. К восточному берегу озера примыкает пустыня Боорег-Делийн-Элс, самая северная пустыня в мире.


Дорога вдоль озера очень оживленная. Примерно каждые пять минут попадается какое-нибудь транспортное средство. Следим за картой, чтобы не проскочить поворот на Тэс и вовремя останавливаемся и спрашиваем дорогу. Влево уходит широченная накатанная дорога, но все едут прямо по едва накатанной колее. Дальше дорога начинает плутать в лугах с уже достаточно высокой травой. Перед нами идет Уазик, и мы можем примерно видеть направление движения. Едем быстро, до 60 км/ч. Но дорогу часто поперек перерезают сайры, иногда довольно узкие, и их едва видно, а склоны довольно крутые. Поэтому дорога так петляет, кое-где она пересекает ручьи. Через какое-то время колеи сходятся в один пыльный тракт. На нем я даже обгоняю уазик и улетаю в сторону от нужного нам направления километров на десять. Приходится резать угол прямо по степи.


Город Зуунэговь, а не Зуунгови, как написано по-английски, дорога обходит стороной и идет дальше на Баруунтуруун. Слева хорошо стали видны барханы пустыни Боорег-Делийн-Элс, высота их до 30 метров. Ехать прямо вдоль песков мы не решились. За Зуунговь находим размытый грейдер. Ехать по нему невозможно, но хотя бы понятно направление. Вокруг много юрт, у многих спутниковые антенны и солнечные батареи. На ночлег останавливаемся прямо у реки, которую нам завтра надо будет переезжать. За день проехали 380 км.


9 мая просыпаемся еще до рассвета от холода. Даже в машине я замерз, но из палатки движение началось чуть раньше. Я выскакиваю из машины и бегу метров 500, только так можно согреться. Странно, в Крыму в январе при минус 10, я ночь пережил спокойней в этой же машине. На небе луна, но уже светло. Быстро собираемся, и дальше в путь. Переправа через реку рядом, и хоть река и кажется нам смешной, проводим разведку. Всю ночь где-то рядом буксовал грузовик. Переправляемся без проблем и через час въезжаем в город Баарунтуруун. Перед городом большой деревянный мост через одноименную реку. Город еще только просыпается, с трудом находим, у кого спросить дорогу. Хорошо, что спросили, а то уехали бы не туда. Город надо проезжать строго с запада на восток. Из города уходят столбы, едем вдоль них. Но вскоре дорога начала петлять и уперлась в реку с заболоченными берегами, столбы пошли прямо. Ищем переправу, едем на юг и находим прекрасную рощу возле реки. Самое время позавтракать. Разводим костер, готовим завтрак. Буквально минут через десять появляется немолодой монгол на лошади и как будто бы позирует нам. Борислав взял камеру и подробно описывает самого монгола и детали его туалета. Мы пьем с аборигеном чай, беседуем. Вроде бы он нас понимает, хоть и не очень разговорчив, только все кивает головой. Сказал, что переправа находится южнее, хотя я нашел переправу прямо рядом с нашей стоянкой. Монгол уезжает, а мы собираемся, наводя небольшой порядок в машине. Вдруг монгол снова появляется, и его лошадь уже под седлом. Я объясняю, что надо хвалить его седло, а оно действительно, говоря проще, навороченное. Мы фотографируемся и на лошади и рядом с лошадью и прощаемся еще раз. Возникла проблема: мешок с мусором никак не лезет в машину, и мы решили его выбросить, хотя могли сжечь. С этого момента у нас начались всякие мелкие неприятности, но об этом позже.


Проезжаем километров пять на юг и находим большую дорогу, пересекающую реку. Но берега у этой переправы настолько крутые и к тому же песчаные, что нам переехать нереально. Возвращаемся назад. Решили переправляться возле места завтрака. Дно этой реки песчаное, и река достаточно широкая, но спокойная. Утешает только большое количество деревьев вокруг, будет за что уцепиться. Переезжаем реку без разведки и, не разгружаясь, хотя я думаю - это была самая сложная переправа. Река эта, скорее всего, называлась Зууне-Туруун-Гол. Выбираемся через кустарник на высокий берег реки к небольшому поселку. Решили найти большую дорогу, которую вдели южнее, но проехав по ней километров десять просто потеряли ее. Она рассыпалась на множество маленьких дорожек и растворилась в степи. Едем дальше практически по азимуту, даже компас доставать не надо. Слева барханы пустыни Боорег-Делийн, а справа небольшой горный хребет, который все больше нас прижимает к пескам. Тепло, трава в степи уже высокая, много цветов. Машин нам сегодня еще не попадалось, да и людские поселения после реки исчезли. Выехали на дорогу вдоль песков, она достаточно накатанная. Необычное ощущение: слева от дороги настоящая пустыня, а справа степь. Ехать приходится по верху колеи, в последствии я назвал это "монгольской техникой движения". Зато разгоняемся до 60 км/ч. Колеи местами очень глубокие и если бы мы упали туда, то застряли бы надолго. В один момент край дороги оказался выше середины колеи где-то на один метр, а скорость при этом была около шестидесяти. Машина зацепилась за что-то днищем, и мы чуть не перевернулись. Мы сели на средний гребень, но не сильно, вытолкали. После этого я стал двигаться медленнее, но похожий рельеф дороги еще повторялся. Отсюда до границы с Россией километров 25. Северная часть пустыни находится в Туве.


Въехали на небольшой перевал. Пустыня отступила, вдоль нее мы ехали примерно 180 км, и почти везде она была видна. За перевалом начался аймак Завхан с центром в городе Улиастай, который находится намного южнее. У нас потек и застучал передний правый амортизатор, он прошел около 120 тыс. км, и поступил вполне логично. Нелогично поступил наш мастер, который посчитал, что испытания амортизатора надо продолжить. Решили поменять амортизатор прямо в поле, но не смогли открутить даже шрусовую гайку. Решили ехать в ближайший городок Тэс. Перед городом выехали на высокий берег реки Тэс. На том берегу реки горы, а вдоль воды растут хвойные деревья.


В городе нашли что-то вроде мастерских и попросили, необходимый нам инструмент. Местное население прониклось нашими проблемами и живо помогало нам в ремонте. Правда, объяснять монголам технические проблемы оказалось сложнее, чем разговаривать на отвлеченные темы. Но все же ремонт занял меньше часа, хотя один из ключей пришлось доставлять с другого конца города. После завершения работ местные жители рады были не меньше нашего. Особо помогавшему нам механику, я по ошибке заплатил 20000 тугриков, вместо 2000, и он на радостях пригласил нас к себе на обед.


Механик живет на краю города в юрте на огороженном участке, работает на электростанции. Ему и его жене по 30 лет, у них пятеро детей, имен, к сожалению, не сохранилось. Нас угостили вкусными лепешками с чаем и лапшой с мясом. Мы подробно засняли все устройство юрты. Хотели показать фильм, но свет здесь дают только после восьми вечера.


Двинулись дальше около 15-00, но километрах в 10 от города сломался карбюратор, запала дроссельная заслонка. Разобрали карбюратор прямо у дороги. Раскололась пластиковая деталь в приводе дроссельной заслонки. Обидно, потому что поломка не связана с нашим путешествием, к тому же перед поездкой, я поставил свежий карбюратор из Германии. Поломку устранили, путем склеивания и скрепления тончайшей проволокой детали размером около 5 мм, благодаря выдающемуся механику Бориславу. Собрали карбюратор, поставили его на машину. Завелась. Проехали метров 500, опять что-то куда- то запало. Похоже, неправильно собрали карбюратор. Вооружились литературой, изучили теорию, ничего не понятно. Разобрали карбюратор, собрали карбюратор, все работает. В принципе, с этой поломкой можно было бы ехать, но только в сторону дома, но это не входило в наши планы. Ремонт мы производили в очень приятном месте: небольшая межгорная долина, очень теплая, полное отсутствие ветра, повезло. Потеряли примерно часа три.


Едем в сторону города Баянтес. От Тэса 50 км по горам. Дорога пересекает 4 или 5 небольших горных хребтов, которых почти не видно на карте. Реально это постоянные спуски и подъемы с перепадом высот 200 метров. Дорога очень тяжелая, но очень красивая, каждый перевал не похож на предыдущий. В сумерках подъезжаем к городу, дорогу в объезд города, как показано на карте, мы не нашли. По горам вокруг города гуляет молодежь, но попытка вступить с ними в контакт не удалась. На заправке спрашиваем дорогу дальше, на Цецерлыг. Монголы, из заправляющегося уазика, с радостью, предлагают поехать с ними прямо в ночь, в обмен на размещение в нашей машине одного из них. Проблема их в том, что им втроем надо ехать на переднем сиденье УАЗа-469, т. к. машина загружена под завязку, даже заднее сиденье привязано на месте запасного колеса. А все они очень важные, килограммов по сто, не меньше. Мы вежливо отказываемся от этого предложения и удаляемся на ночлег. Отъезжаем от города километров на пять и разбиваем лагерь прямо на склоне горы, которую огибает дорога. С трудом развели примус, которого хватило на пять пусков, но все же он смог вскипятить чай. При свете переноски ужинаем. На противоположном конце долины, откуда мы приехали, по склону горы носится какой-то автомобиль. Вообще город Баянтес и пригороды, где мы находимся, живут какой-то ночной жизнью, вокруг чувствуется движение. Кстати от Баянтеса до границы с Россией 65 км по дороге, можно уехать в Кызыл. Вдруг автомобиль на противоположной горе разворачивается и едет прямо к нам. Это оказался знакомый нам уазик, и с трудом выбравшиеся из него пассажиры, делают очередное предложение ехать с ними, но мы уже почти спим, день выдался тяжелым. Удивительно, как четко монголы нас вычислили с расстояния примерно пять километров, а ведь рядом достаточно много юрт.


10 мая, подъем, как обычно около 6 утра от холода. Хотя эта ночь была самой теплой. Едем в сторону города Цэцэрлыг – 110 км от Баянтеса. Километров через 25 выходим к реке Тэс. Берег сильно заболочен, приходится двигаться аккуратно по самому краю болота, а распознать этот край очень непросто. Вскоре въезжаем в настоящий хвойный лес. Дорога буквально прорублена через него. Насколько долгожданна была встреча с лесом, настолько она осложнила наше движение, к тому же горы почти прижали нас к реке Тэс. Вскоре нам надо было пересекать левый приток реки Тэс, а делать это в лесу очень не хотелось. Но недалеко от места переправы дорога разделилась, и одна из них пошла по нашему берегу вдоль реки. Естественно мы выбрали ее, хотя по топографической карте переправляться надо было сразу. Проехав километров пять вверх по течению мы попали в заболоченную долину. Дорога пошла прямо по кочкам, лужам и невысокому тростнику, но альтернативы ей уже не было, к тому же нам уже пора было пересекать реку. Выделывая немыслимые петли между заболоченными участками, выходим прямо к отличному броду. На другом берегу стоит монгол с лошадью. Спрашиваем у него, можно ли здесь проехать, он показывает, что легко.


В 11-00 нашли придорожное кафе, возле моста через Тэс, километрах в семи от города Цэцэрлыг. Кафе, оно же гостиница, под обобщающим названием "гуанз", располагалось в большом доме, не понятно кем и не понятно для чего построенном. В доме жила совсем молодая семья, без детей, по-русски совсем не говорили, но общаться с ними было очень легко. Дима питаться наотрез отказался, а мы с Бориславом, с удовольствием съели по порции лапши с мясом. Также в кафе можно было купить жевачку, вафли, печенье и некоторые другие мелочи.


Около 13-00 приехали в город Цэцэрлыг, здесь нам наконец предстояло заправиться 76 бензином. Мы решили ехать сначала на озеро Хубсугул, и только потом в Мурен, если конечно найдем короткую дорогу. До нормальной заправки нам предстояло проехать около 370 км, а при расходе около 15 литров на 100 км, заправиться было в самый раз, чтобы максимально разбавить бензин. В баке оставалось около 15 литров бензина. Еще 40 литров было в канистрах, но 20 из них это НЗ. Итак, к 15 литрам 92-го монгольского бензина мы добавили 25 литров 76-го, 20 литров 95-го московского + присадка, повышающая октановое число. Машина завелась и даже поехала, но счастье наше продолжалось недолго, потому что километров через 10 на затяжном подъеме она остановилась и дальше ехать не хотела.


Мы углубились под капот для изучения природы данного явления. Научным поискам мешал жуткий ветер, который дул строго по ходу движения автомобиля. Капот приходилось крепко держать руками, поскольку его просто срывало с упора. Создавалось полное ощущение, что ты находишься в аэродинамической трубе. Даже не представляю, что бы мы делали, если бы стояли против ветра, наверное, пришлось бы снимать капот, или пытаться держать его вдвоем. После замены двух свечей, показавшимися нам подозрительными, машина завелась и поехала, но проехав километр, опять встала. Мы заменили еще две свечи и поехали дальше. Казалось бы проблема в бензине, но есть подозрение, что это был какой-то сбой в работе электросистемы, а скорее всего, наложение одного на другое. Но проблем с зажиганием больше не было, и мы поехали дальше.


Ехали, ехали, немного поблуждали, проехали Цагануул, пока на одном из перевалов, на самом гребне, не потек бензобак. Сначала я думал, что мы его пробили, но потом, когда он потек еще раз, уже в России, мы поняли, что он просто лопается из-за того, что кузов играет. Такая же ситуация была у меня при возвращении из Владивостока, и я ехал с текущим баком от Сковородино до Москвы. Лопающийся бак на Опеле, это единственная техническая проблема, которую мы пока не знаем, как решить. Здесь с текущим баком ехать было нельзя, заделывание дыры мылом не помогает, вибрации слишком большие. Пришлось полностью сливать бензин, из одной десятилитровой канистры делать временный бак в салоне, благо, топливопровод у нас шел через салон.


Но долго так ехать было нельзя, в салоне пахло бензином, а через открытые окна, как всегда летела пыль, к тому же сильно похолодало. Пока мы переоборудовали автомобиль, с перевала начала сползать большая черная туча и просто наполнять небольшую долину, где мы находились. Мимо пролетали переполненные УАЗики, видимо тоже убегающие от непогоды. До Мурена оставалось еще 80 км, о движении к Хубсугулу уже не было и речи, впрочем, и поворота на дорогу к нему, я не видел. Неожиданно въехали на перевал, спуск с которого оказался очень крутой и длинный, с хорошей огороженной дорогой и дорожными знаками. Я заметил интересную особенность: монголы с крутых перевалов спускаются с выключенными двигателями, экономия, однако. Движение здесь было очень интенсивное, примерно каждые 15 минут попадался автомобиль. Дорога спустилась в узкое ущелье к реке Дэлгэр-Мурен, которая после слияния с рекой Идэр, образует Селенгу. Ширина реки здесь метров 70, но она мелкая, мы видели, как ее переходит всадник.


Неожиданно, прямо у дороги появилась юрта, с табличкой гуанз. Мы решили не испытывать судьбу, т. к. уже темнело, и остаться ночевать здесь. На улице было не больше пяти градусов тепла, но мы сходили помыться в реке. В юрте было тепло, работал телевизор. Нам приготовили ужин. Мы поели, выпили поллитра, удивительно вкусной монгольской водки, и собирались завалится спать. Но тут в юрту потянулся народ. Каждый проезжающий, обязательно останавливался и, как минимум, пил чай и беседовал с хозяйкой этого заведения. Хозяйка жила здесь же с совершеннолетней дочерью. Многих посетителей мы уже встречали на дорогах Монголии и здоровались с ними, как со старыми знакомыми. Поток людей был бесконечен, народ валил часов до трех. Мы уже спали, а на наших ногах сидели люди, пили чай, кушали, некоторые падали спать рядом с нами.


11 мая. Выехали в 8-30 утра, после легкого завтрака. За предыдущий день проехали примерно 240 км. После нескольких небольших перевалов, выехали на широкую равнину, засыпанную глубоким снегом. В первый момент у меня волосы встали дыбом, казалось, произошло самое страшное, из всего возможного: глубокий, мокрый снег, дороги совсем не видно, к тому же надо было ехать вдоль реки, и местность казалась болотистой. Но, потихоньку поехали, в снегу оказались хорошо заметные следы: проехало уже несколько машин, в т.ч. грузовик с прицепом. Заболоченные участки действительно были, но мы их преодолевали легко, и даже обогнали УАЗик. По снегу оказалось ехать намного проще, т.к. неровности и камни были засыпаны.


Перед Муреном пересекли реку Дэлгер-Мурен по большому бетонному мосту, на котором проводились какие-то дорожные работы. Город Мурен большой, казалось, здесь есть все. Это был самый большой населенный пункт, посещенный нами после Бийска. Мы въехали в город и просто остановились на центральной улице в растерянности, надо было искать возможности для ремонта бензобака. Растерянность наша продолжалась недолго, т.к. уже минут через пять к нам подошел немолодой монгол и поинтересовался нашими проблемами. Мы ему смогли объяснить, что нам надо заварить бак, и он живо взялся нам помогать в решении этой проблемы. Немного поблуждав по многочисленным ремонтным мастерским и не добившись успеха, он познакомил нас с нашими коллегами, торгующими запчастями к автомобилям Хундай и Киа. Автомобили Хундай – самые многочисленные в областных городах Монголии. Все такси, а также множество частных машин, преимущественно модели Пони, марки Хундай.


После того, как профессионалы взялись за дело, результат не замедлил себя ждать. Нам нашли небольшую мастерскую с ямой, скорее ямкой, где мы все же смогли снять бензобак. Мастерская находилась рядом с рынком, возле которого располагалась, как-бы ремзона, где в многочисленных сарайчиках и будочках, производился ремонт автомобилей, мотоциклов и пр. Мы отнесли бак к пайщику, который при помощи приспособления, больше похожего на лампу Алладина, вызвавшую у Борислава неописуемый восторг, ремонтировал радиаторы. В его мастерской я первый и, наверно последний раз в жизни видел ремкомплект радиатора к автомобилю УАЗ, состоящий из отдельных сот, которые надо было спаивать вместе. С нашим баком он справился минут за 10 и взял какую то смешную сумму денег, даже не оставшуюся в голове. Через час машина была готова продолжать движение.


А потом нас отвезли в баню, где мы наконец помылись горячей водой. После этого мы выпили на окраине города в машине бутылку водки с нашими новыми друзьями и поехали на озеро Хубсугул. От Мурена до Хубсугула около 100 км, дорога хорошая, по крайней мере, проблем с ориентированием нет. Машин много, даже попался навстречу Джип-Рэнглер, который еле полз по этой не самой плохой дороге. Километрах в 10 от Мурена обнаружили, что спустило заднее колесо, причем, наверно еще в Мурене, т. к. диск был уже квадратный. Достали запаску. Она оказалась на 13, к тому же, на вид ей оставалось жить часа два, да и то, если ехать по асфальту. Едем дальше, жара, градусов 30, если ветра нет. А еще с утра мы ехали по снегу, который после обеда еще был виден на дальних склонах гор, с другой стороны от города Мурен. Километрах в 30 от озера опять оторвалась защита. Полезли делать и обнаружили еще более существенную проблему: у машины вырвало из лонжерона одно из креплений двигателя. Нашли в багажнике длинную веревку, которую я там возил уже год и не знал для чего, вбили в лонжерон две монтировки, привязали двигатель и поехали дальше. В дальнейшем, мы только один раз еще немного изменили подвеску двигателя, и он нас больше не беспокоил.


Озеро Хубсугул впечатления не произвело. Да, красиво, но не фантастика, Байкал все же впечатляет больше, а они считаются близнецами. Впрочем, если отъехать от Хатгала километров 20 на север, все наверно встанет на свои места. Но дороги по берегам Хубсугула непроходимы для нашего автомобиля, а на самом озере еще лежал толстый лед. Озеро тянется с юга на север на 135 км и имеет ширину 35 км. От его северной оконечности до границы с Россией 50 км.


Ночевали мы в самом поселке Хатгал в юрте. Взяли с нас примерно по 10 долларов с человека, в сезон, как говорят, цены как минимум в 2 раза выше. А сезон здесь только с середины июня по конец августа. Как только мы устроились, тут же появились местные жительницы с изделиями народных промыслов. Когда-то в поселке была большая швейная фабрика и население его составляло 2000 человек, сейчас осталось 800. Все местное население живет за счет туризма. Мы купили сувениров больше чем на сто долларов: отличные войлочные тапочки, вязанные шарфы, резные шахматы.


12 мая. Встали часов в 9 утра, не торопясь позавтракали и снова в дорогу, ибо на Хубсугуле больше делать было нечего. Путь наш лежал теперь на Улан-Батор, для чего надо было сначала вернуться в Мурен. В Монголии мы уже седьмой день, проехали 1335 км, до Улан-Батора еще 890 км, правда из них 340 км по асфальту.


На полпути до Мурена начало сильно спускать замененное колесо, останавливались для подкачки примерно каждые пять км. На последних 10 км останавливались примерно через два км. Заехали в Мурене к нашим знакомым, купили два колеса, раза в два дешевле чем у нас, диск удалось спасти. В магазине стоит новейшее шиномонтажное оборудование, правда, о балансировке можно забыть. Сходили еще раз в баню и на Улан-Батор.


Из города, как обычно, уходит прекрасный асфальт до линии горизонта, где и заканчивается. Но появилось новшество – километровые столбы. Не помню что и куда они считали, на некоторых по-моему вообще не было цифр, но зато по ним очень удобно было ориентироваться: от одного столба находишь взглядом следующий и едешь в его сторону. Дорога очень оживленная, много грузовиков, бензовозов, почти все с прицепами – дальнобойщики. Попадались даже легковушки. Иногда дорога отсыпана, местами нет. Очень много гуанзов, местами они даже образуют комплексы придорожного сервиса с заправками и даже ремонтными и шиномонтажными мастерскими.


На ночлег остановились в одном из придорожных гуанзов, типа кемпинг. Жилые строения были похожи на землянки – небольшие избушки из бревен с одним оконым проемом и монгольской печкой внутри. Оконный проем закрывался рамкой с натянутым в ней целлофаном, которую надо было вставлять в оконный проем снаружи. Освещалось это строение керосиновой лампой. Мы поужинали вместе с хозяевами этого строения, их детьми и соседями. Пили, ели, много разговаривали, правда, мы монгольский так и не освоили, они русский почти не знали, но это не мешало общению. Для нас, по расчетам, эта ночь должна была стать последней в полевых условиях, и мы, наверно подсознательно, прощались с дикой Монголией.


13 мая. Выехали, неторопясь, в 9-30. За предыдущий день проехали 246 км, до асфальта оставалось 250 км, до Улан-Батора 600. Никто уже не сомневается, что следующую ночь мы проведем в Улан-Баторе. Пересекли Селенгу по большому бетонному мосту, дальше дорога почти везде была отсыпана, но качество от этого не сильно улучшилось.


Аймачный центр Булган уже совсем похож на город, а ведь еще вчера Мурен казался верхом цивилизации. Но от Булгана до асфальта всего 60 км, и асфальтированную дорогу тянут уже и в него. А вот выезд из города в нужном направлении нашли с трудом, он оказался, о ужас, не асфальтированным. Дорога от Булгана до Эрденета очень оживленная, хотя и типичная монгольская, местность сильно пересеченная, но пейзаж скорее степной. Вовсю уже ездят легковые машины. Смешно выглядит пылящий по степи новенький Хундай-Соната или Тойота-Марино. И вот за очередным холмом показались многоэтажные дома Эрденета, однако добраться до цивилизации оказалось не просто. Весь город окружен, так называемым частным сектором. Планировки нет никакой. Любой желающий огораживает участок, который ему понравился, ставит посреди участка юрту и живет в ней. Поэтому на окраине участки расположены абы-как и проехать между ними очень не просто. Пробираясь через этот "Шанхай", мы позорно застряли в какой-то водосточной вонючей канаве – добрались до цивилизации, ура.


В Монголии две основные асфальтированные дороги: Улан-Батор – граница с Россией 330 км и Дархан-Эрденет 156 км, которые связывают три самых больших монгольских города друг с другом и с Россией. Остальные кусочки асфальта кажутся недоразумением в этих бескрайних степях, горах и пустынях. Приятно, что на Земле еще остались бескрайние просторы, где на тысячи километров раскинулось царство природы, а не человека, где человек зависит от природы, а не природа от человека. Въехав в Монголию можно неделями и даже месяцами колесить, не встречая всяких таможенников, пограничников, гаишников, полицейских. Никто тебе не будет указывать куда ехать, рассчитывай только на свои силы. Конечно, и в этой замечательной стране есть территории, въезд на которые платный или ограничен, но их пока не очень много.


Еще раз убедился, что самое лучшее время для путешествий – весна, когда природа каждый день меняется и с одной стороны горы может быть зима, а с другой уже лето. Что касается Опеля, то он умер, можно сказать: "Пал смертью храбрых", хотя и довез нас без проблем до Москвы. У бедной машины просто сломался пополам кузов, но не потому что она проехала пол-Монголии, просто время пришло. Машина прошла около 600000 км и до поездки выглядела не очень, а нагрузка по 200 кг груза в багажнике последний год эксплуатации в моих руках была для нее нормой. Поеду ли я еще раз в Монголию на Опеле? Вполне возможно. Во всяком случае путешествовать на свей легковой машине достаточно дешево. На всю поездку на троих мы потратили 1500 долларов, около 1000 долларов ушло на подготовку автомобиля и если-бы не трагическая утрата кузова автомобиля, он бы еще ездил и ездил. Даже ревизия подвески показала, что срочной необходимости в ее переборке не было. Все деньги мы в основном потратили в России: ночевали только в гостиницах и мотелях, питались в кафешках, да и в Монголии в палатке ночевали только три раза.


Конечно, из традиционных туристических объектов в Монголии мы почти ничего не видели. По изначальному плану мы ехали на Байкал, а в Монголию заехали как-бы по дороге, типа посмотреть: как там. Но после полученного культурного шока Байкал уже серьезно не воспринимался, хотя мы и пытались пробраться на остров Ольхон, но без особого энтузиазма, впечатлений уже было через край.


Когда-нибудь мы сюда обязательно вернемся, а в ближайших планах стоят поездки на Аравийский полуостров, в Юго-Восточную Азию, на Памир, в Исландию.


Большое спасибо Сергею Волкову и Александру Давыдову за консультации и карты и за то, что не отговорили ехать. Артему Селезневу за подготовку автомобиля. Нефедовой Ольге за помощь в получении визы.

Автор: Михаил Кузьминых
Свои вопросы к автору и отзывы, о прочитанном, можно оставить здесь



источник
Автобагажники THULE
 фото дня

 
ГОРЯЧИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ!


Автопутешествие по Средней Азии. 27.06.2008 – 02.08.2008. Памир - Алтай 2008.
Средняя Азия 2008. Россия – Казахстан (Аральское море, Малое море) – Узбекистан (Ташкент, озеро Чарвак, Самарканд, Бухара) – Таджикистан (Душанбе, Хорог, Памир) – Киргизстан (Бишкек, озеро Иссык-Куль) – Казахстан (Алма-Ата, озеро Балхаш) – Россия (Алтай, озеро Телецкое). Более 16.000. км, 37 дней.

Фотохронология поездки Средняя Азия. Памир - Алтай 2008.


Карта Москвы


В начало   |    НОВОСТИ   |    СЕРВИС   |    СТАТЬИ   |    ТУР FAQ   |    АВТОТУРИЗМ   |    МАГАЗИН   |    О КОМПАНИИ Отправить письмо
Разработка Евгений Суслин
© 2005, Rus Auto Travel Agency. All rights reserved.
Rambler's Top100