Добавить в избранное
Сделать стартовой
+7 (985) 766-8486 +7 (916) 385-1937 Russian   |   English   |   French   |   Deutsch   |   Italiano   |   
В начало   |    НОВОСТИ   |    СЕРВИС   |    СТАТЬИ   |    ТУР FAQ   |    АВТОТУРИЗМ   |    МАГАЗИН   |    О КОМПАНИИ
Отправить письмо   



Календарь событий

<<< декабрь 2021 >>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    


Расчет расстояния между городами
От:
До:

(на ATI.su)

КАРАВАНЦЕНТР. Автодома, жилые прицепы. Продажа аренда кемперов
Страхование Зеленая карта Green Card ОСАГО КАСКО Страхование путешественников
Автобагажники THULE
Russia Hotels, Tourism and Travel Information
probeg.ru
http://www.auto-travel.ru/
ГИЛЬДИЯ АВТОМОБИЛЬНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ
President of Russia

 Новости компании

Автопробег "Путь в Гоби" (Монголия)
Автор: Елена ВЕСЕЛКОВА, специально для «Информполиса»
21-04-2006 2002 г., август: автопробег по территории Монголии, в пустыню Гоби. На двух "Нивах", двух автомобилях ВАЗ- 2104, ВАЗ 2101,
"Тойота-Кариб" 11 женщин, 3 детей, механик и переводчик прошли по пескам пустыни Гоби при температуре 52 градуса по Цельсию, по горным дорогам, где не проходят в принципе легковые автомобили.

Ниже - статья Елены Веселковой по итогам автопробега. Опубликовано в газете "Информ-Полис" (УУ)

СТАТИСТИКА АВТОПРОБЕГА «ПУТЬ В АЗИЮ-2002»:



Сроки автопробега: с 1 по 22 августа 2002 года

Число и марки автомашин: две «Нивы» (1982 и 2002 года), две «четверки» (1994 и 1996 года), «копейка» (1984 года), Тойота-Кариб (1997 год)

Протяженность и география маршрута: 4300 км. Иркутск - Улан-Удэ - Кяхта - Дархан - Улан-Батор - Мандалгоби - Даланзадгад - Харахорин - Эрдэнэт - Дархан - Кяхта - Улан-Удэ - Иркутск

Состав команды: 12 женщин (возраст -- от 14 до 54 лет, жительницы Иркутска, Улан-Удэ, Красноярска), 2 мужчин (механик и переводчик), 2 детей (9-ти и 11-ти лет)

Спонсоры автопробега: НК ЮКОС (главный спонсор), мясокомбинаты «Иркутский» и Улан-Удэнский, Иркутский станкостроительный завод, Внешнеторговая компания «Корея-Авто», Автоцентр КАМАЗ, СТО «Восточный» и др.




ПРИКЛЮЧЕНИЯ БАЙКАЛЬСКИХ АМАЗОНОК В ПУСТЫНЕ ГОБИ



-- Вы китайцы? -- спросил один монгол Дондока, когда тот попросил его показать дорогу до Эрдэнэта.



-- Нет, буряты и русские, -- ответил наш переводчик, муж одной из амазонок.



-- Тогда в Эрдэнэт езжайте вон по той дороге, -- сказал монгол охотно и, как показалось Дондоку, с одобрением.



Окажись мы китайцами, нас, наверное, завернули бы в другую сторону. Или вообще не стали бы с нами разговаривать. Русских, точнее, россиян, в Монголии любят. Причем, чем дальше мы уезжали в Гоби, в глубь Монголии, тем больше людей говорило с нами по-русски, тем более охотно они общались и тем были радушнее.



-- Мы пятнадцать лет не разговаривали по-русски, -- говорили они. -- Не с кем было разговаривать.



Многие из этих людей когда-то учились в России. Заканчивали в Иркутске подготовительное отделение и уезжали в разные города СССР: в Одессу, в Иваново, в Ростов-на-Дону. В те времена даже в самых отдаленных уголках Монголии жили и работали советские специалисты. Потом они уехали и русских не видели в Гоби лет десять-пятнадцать. Нынче туда зачастили туристы -- американцы, англичане, французы, итальянцы, поляки, японцы. А вот туристов из России совсем нет. Оказалось, что по россиянам там, в Гоби, скучают.



И, КАК НА ЛАДОНИ, ГОБИ ТЕ...



"Где же тот Китай и Гоби где?"-- пели мы четыре года назад, возвращаясь из первого пробега. Тогда мы совсем немного проехали по Китаю и из-за сильного наводнения, разразившегося на северо-востоке страны впервые за последние сто лет, вернулись назад и завернули в Монголию. Монголию мы прошли с востока на запад, а вот на юг, в Гоби, так и не попали. Многие из нас тогда влюбились в эту удивительную страну, в ее бескрайние нетронутые степи, в низкое небо, в ее прозрачный воздух... Даже зверские монгольские комары, хотя и сильно утомили нас, но не отвратили от Монголии. Мечта о Гоби не давала нам покоя четыре года. "На фиг нам Китай и Гоби те..." -- пели мы год назад, возвращаясь из автопробега во Владивосток, пытаясь обмануть самих себя. Нынче мы спросили себя: а почему бы и нет? И поехали в Гоби. И мы нашли те Гоби. И мы спели: "И, как на ладони, Гоби те!"



-- Вот мы говорим "пустыня", -- объяснял нам глава представительства Иркутской области в Монголии Валерий Кислов, напутствуя перед отправлением в Гоби. -- А монголы говорят "Говь". Пустыня -- это ничего, пустота. Говь же -- то место, где живут.



Мы слушали и пытались представить себе то ли пустыню, то ли "Говь"... В голове рисовались картинки из учебника географии, изображающие Сахару. Бескрайние пески, барханы, караваны верблюдов... В воображении всплывало "Белое солнце пустыни" и голова закопанного в песок странника. Забегая вперед, скажу: бескрайние пески, барханы, шагающего по ним верблюда и даже голову закопанного в песок человека мы-таки обнаружили. Однако ехать к этому самому месту пришлось специально. Уже в Даланзадгаде, самом южном городе нашего путешествия, мы сели на машины и, сопровождаемые хозяевами, отправились к пескам. Приехали, смотрим: барханы. Взобрались на первый бархан и обнаружили, что тянутся они далеко. Передний край у них есть, а заднего -- не видно. Песок -- раскаленный, очень мелкий и абсолютно чистый. Тут же "подрулили" местные жители с тощим верблюдом на привязи и предложили за деньги прогуляться по барханам и сфотографироваться на верблюде. Горбы у верблюда были совсем опавшие: из-за засухи верблюды в пустыне нынче недоедают и сильно похудели. Дондок Цырендагбаев тут же зарылся в песок по шею и начал просить: "Воды, воды..." Его полили теплой водой из бутылки



Сама же Говь вовсе не похожа на изображение Сахары в учебнике географии. Пустыня -- это ровная поверхность, покрытая мелкими темно-серыми камешками и чахлыми кустиками саксаула. Ездить по ней можно совсем без дороги: вправо-влево, взад-вперед. Только время от времени рискуешь въехать в песок. Машины в нем вязнут и буксуют. Их приходится выталкивать вручную. Поскольку поверхность эта бескрайняя, внимательно присмотревшись к линии горизонта, можно увидеть, что земля круглая: линия горизонта искривляется дугой.



И все же в пустыне не пусто. Скота там нынче очень мало: из-за засухи большая часть местных скотоводов укочевала на север. Но многие юрты стоят на своих местах: старики и маленькие дети остались дома, на юге. Сидят без молока, варят сушеное мясо с лапшой.



По дороге нам очень часто попадались скелеты животных. Не кости, а именно скелеты: они валяются по всей пустыне целиком, не рассыпавшиеся. Верблюды, коровы, лошади. Оказывается, на юге нынче была очень холодная зима, а затем последовало засушливое лето (такой страшной засухи в Монголии не было ровно сорок лет) и очень много скота пало. Эти скелеты пугали нас всю дорогу.



Ну и, наконец, пейзаж в пустыне очень изменчив. Едешь, едешь -- пустыня. Приехали -- барханы. Приехали в другую сторону, оп-па, начались горы. Скалы, самые настоящие. Предгорья Алтайских гор. Горные реки, горные козлы. Поехали в третью сторону, внезапно возникает... лес. Типа кедрача. Только вместо кедров -- саксаулы, очень высокие (полтора-два метра), очень зеленые и очень пышные. Растут из чистого песка. Очевидно, в этом месте под землей -- вода. Саксаулу, как верблюду, нужно очень немного воды, чтобы жить и произрастать. Он берет ее глубоко из земли и расходует очень экономно.



Еще в пустыне есть города и поселки. Люди там живут наипрекраснейшие. Гостеприимные, доброжелательные. Впечатлений у них мало, поэтому когда в поселок приезжало сразу шесть ярко раскрашенных машин, и куча женщин в купальниках обливалась, визжа, водой у колодца, весь поселок немедленно прибегал к колодцу за водой. Воду, впрочем, местные жители не набирали: садились рядышком со своими канистрами и флягами и молча наблюдали за нами. По-видимому, мы давали им пищу для разговоров на год вперед.



А бензин на автозаправках в Южном Гоби, как и во всей Монголии, исключительно наш, российский. Более того – юкосовский, ангарский. Это было очень приятно: заправиться в Даланзадгаде ангарским бензином.



ГДЕ ЖЕ СКОРПИОНЫ, ТАРАНТУЛЫ?



Памятуя об опыте прошлого пробега, мы решили на этот раз самым основательнейшим образом защититься от комаров. Тогда это было ужасное бедствие для нашей команды. Выйти из машины было практически невозможно, то жалкое средство от комаров, которое нашлось в одной из машин, кажется, только раззадоривало их аппетиты. Когда мы сидели в машине, казалось, что на улице все время идет мелкий дождь: это комары бились о машину.



Итак, мы предприняли решительные упреждающие меры. Мы купили много-много отличнейшего реппелента. Мы, однако, знали, что этого будет недостаточно. Поэтому в самый день старта (все, как обычно, делалось в спешке) мы кинулись по рынкам в поисках накомарников. Накомарниками мы запаслись на всю команду.



Самое интересное заключается в том, что за всю дорогу мы не видели ни одного комара. Во-первых, в пустыне комары, по-видимому, не водятся, во-вторых, из-за засухи все комары сдохли -- даже на севере, где реки обмелели не до конца. Накомарники и реппеленты вернулись домой неиспользованными. Впрочем, пару раз мы сфотографировались в накомарниках.



Кроме комаров, мы ожидали увидеть в пустыне скорпионов, пауков-тарантулов и змей. Вся эта живность водится в пустыне, и кое-кто из амазонок мечтал привезти детям в подарок тарантула в баночке. Между тем врач команды Наталья Вахрунова боялась тарантулов, скорпионов и змей до нервного тика. Конечно, боялась она не столько за себя, сколько за всех остальных. При упоминании о тарантулах Наталья в ужасе закатывала глаза. Она уже представляла себе, как в пустыне, за сотни километров до ближайшего медучреждения, она вынуждена будет спасать укушенных змеями или скорпионами своих подруг. Увы, к величайшему разочарованию членов команды и огромной радости врача мы так и не встретили ни единого скорпиона или тарантула. Если не считать того случая в самом начале путешествия, когда мы приняли за скорпиона огромную хвостатую саранчу. "Мы видели скорпионов", -- возопили амазонки, вернувшиеся из короткого путешествия за ближайшую сопочку для отправления естественных потребностей (в степи иной раз до ближайшей сопочки или кусточка приходится пробежать не одну сотню метров). Остальные члены команды с энтузиазмом побежали смотреть скорпионов. Каково же было наше разочарование, когда Дондок Цырендагбаев смело взял "скорпиона" в руку и заявил, что таких "кузнечиков" в его родных агинских степях немеряно. Эта саранча встречалась нам в пустыне в огромных количествах. Премерзкие, надо заметить, твари. Впрочем, их, как выяснилось, обожают китайцы. Едят прямо живыми.



Разочаровавшись в насекомых, мы устремили свои взоры на более крупных животных. Мы от души полюбовались на уносившихся прочь джейранов, скачками пересекающих нам дорогу жирных тарбаганов, на тяжело взлетающих грифов (огромные птицы с лысыми шеями и трехметровым размахом крыльев), на табуны лошадей и кучкующихся по двое-трое верблюдов... Однако удивительнее всего было встретить даже не экзотических животных в экзотических местах, а, к примеру, самого обыкновенного... зайца. Заяц жил в песках. Сам он был желтовато-рыжеватого песчаного цвета и встретился нам в совершенно необыкновенном месте. Там, где время и ветер обрушили горы и обнажили древний песчанник. Очевидно, когда-то это были каменные стены, однако сегодня они представляют собой громадные сооружения из песка. Отвесные стены, пещеры, глыбы, выветренные таким образом, что стали похожи на огромные человеческие черепа... Там одна из нас нашла кости динозавра. В том, что это кости именно динозавра, сомневаться не приходится: во-первых, в этих местах действительно водились динозавры, во-вторых, именно здесь, в плотных залежах песка, их останки прекрасно сохранились, в третьих, один живущий неподалеку монгол, обладающий целым мешком таких костей (к нему специально возят иностранных туристов, и он каждый раз вытряхивает перед ними содержимое своего мешка), научил нас отличать кости динозавров от всех прочих костей. Оказывается, нужно лизнуть подозрительную кость языком. Если язык прилипает к кости, значит, это самый что ни на есть динозавр. Мы все попробовали на язык кости, вытряхнутые из мешка, и констатировали: прилипает. Тем же способом было через пару часов установлено, что найденные Натальей Макушкиной (Красноярск) останки принадлежали динозавру. Язык прилипал. Здесь, среди песчаных глыб, созданных природой черепов, и динозавровых костей мы и встретили желто-коричневого зайца.



ВОДА? МИРАЖ...



Будьте осторожны в желаниях: они имеют обыкновение сбываться. Об этом говорилось в нашем походе не раз. Вот, например, захотелось нам изведать жары, настоящего пустынного солнца (всю дорогу в Гоби нас сопровождала прохлада и слегка пасмурная погода). Желание сбылось: небо расчистилось, и оставшиеся две недели дороги мы провели под палящим солнцем. Жара в иные дни была градусов, наверное под 50. Оказалось, что в пути это достаточно тяжело. Кожа у всех была сухая, покрытая легким белым налетом. Волосы – пыльные и тоже сухие. Мы пили, но не потели (все мгновенно испарялось). Воды, впрочем сильно не хватало. Все реки на юге Монголии высохли, колодцы встречались, максимум, один раз в день. Мы, доезжая до очередного колодца, радовались, как безумные. Пили холодную воду, наслаждаясь ее прекрасным вкусом (нет ничего вкуснее воды, поверьте!), обливались ею. Мы набирали в бутылки и канистры у каждого колодца по 80 литров, однако через сутки вода катастрофически заканчивалась и к следующему колодцу мы снова изнывали от жажды.



Миражи видели все. Не знаю природы этого оптического эффекта, но вода, целые озера голубой воды очень четко рисовались на горизонте. Наши монгольские гиды рассказали, что всякие американские туристы, впервые увидев мираж в пустыне, резво отправляются к нему с канистрочками. Потом возвращаются понурые.

Воды не хватало, а, между тем, нам нужно было мыться. Мы были пропыленными, нам казалось, насквозь. Стоило уехать из Даланзадгада, из прекрасного туристического кемпинга «Быки Чингисхана», где был самый настоящий душ, и это проблема стала для нас почти неразрешимой. До реки мы доехали только в Харахорине. Это был Орхон, впадающий, как выяснилось, в Селенгу. Орхон тоже сильно обмелел, но все равно искупакться в нем было очень приятно.



Именно на берегу Орхона, расслабившись от воды и вкуснейшего угощения, приготовленного встречавшими нас местными жителями (естественно, это был баран!), мы беседовали с ними на тему мытья у монголов и бурятов. Любимая присказка нашего Дондока: «Бурят один раз в году купается и приговаривает: хорошо, в следующем году опять купаться буду!» Монголы, люди, однозначно, не без чувства юмора, философски заметили на эти слова: «А мы каждый день моемся...» А потом рассказали, как в годы «культурной революции» (очевидно, в 30-е годы) монголов приучали мыться. Отправляют всех в баню, и отмечают пофамильно: этот помылся, этот помылся. Спрашивают: ты когда в последний раз мылся? Монгол почешет в затылке: кажется, года два назад у озера кочевали... А лицо когда в последний раз мыл? Монгол подумает: летом жарко было, обливался. Что ж ты так, журят монгола, надо мыться чаще! А он плечами пожимает: что я, рыба, что ли, в воду лезть?



В СТОЛИЦЕ ЧИНГИСХАНА



Харахорин, древняя столица Чингисхана, пожалуй, слегка разочаровал. Не веет там дыханием старины, отголосков прежнего величия не чувствуется. Мы закрывали глаза и пытались представить себе полчища злобных татаро-монгольских воинов на конях, тусующихся по степи. Мы открывали глаза и видели пыль, пустоту, обыденность... Раскопки древнего города, ведущиеся немецкими и монгольскими археологами в пятистах метрах от местного дацана, начались совсем недавно и пока, по-видимому, дали немного информации историкам. Сами местные жители пока очень мало знают о Чингисхане, и даже на вопрос о том, сколько же было у него жен и детей, дают разные и очень неуверенные ответы.



Нас однако же свозили на то место, где, по-видимому, располагался один из дозорных постов чингисханова войска. Там стоит каменная черепаха, одна из четырех каменных черепах, высеченных при сыне Чингисхана. Черепаха зубастая и очень старая. С этого места, расположенного на возвышенности, видно очень далеко: по пыли, поднимаемой всадниками, дозорные могли издалека заметить любое приближающееся к городу войско.



Самая любопытная достопримечательность Харахорина, впрочем, не имеет отношения к великому воину прошлого тысячелетия. И вот как раз об этой достопримечательности местные жители рассказывали с большим энтузиазмом и знанием дела. Это каменный фаллос длиной около метра, окруженный оградкой. Он лежит как раз под дозорной горой Чингисхана. Направлен к лощине, которая, по мнению наблюдателей, имеет форму женского лона. Несколько столетий подряд этот фаллос, достаточно древний, привлекал сюда множество женщин, приезжавших издалека, селящихся рядом и молившихся ему. Считалось (и до сих пор считается!), что бездетная женщина, посидевшая на этом фаллосе и хорошенько помолившаяся, обретает возможность рожать. Некоторое время тому назад (лет сто или двести) ламы из расположенного по соседству Дацана украли ночью фаллос, раскололи его на две части и унесли в степь. Ламы сделали это для того, чтобы женщины приезжали молиться не к фаллосу, а, как положено, к Храму. Местные жители разыскали в степи части фаллоса, принесли на место и аккуратно сложили заново. Даже расколотый, фаллос не теряет своей волшебной силы: нам рассказывали про множество решивших здесь свои проблемы женщин, и, особенно, про какую-то немку не очень давно посетившую это место, посидевшую на фаллосе и успешно родившую по возвращении в Германию.



Мы тоже посидели на фаллосе. Кто-то помолился, кто-то посмеялся и просто сфотографировался. Если через некоторое время воспоследуют результаты этого сидения, мы об этом непременно сообщим через газету.



"МАМА, Я БОЛЬШЕ НИКОГДА В ЖИЗНИ НЕ БУДУ ЕСТЬ БАРАНИНУ!"



-- сказал девятилетний Роман Анисимов, самый младший член нашей команды, сын Натальи Вахруновой. Не то, чтобы баранина была невкусной, просто мы съели ее слишком много. Мы ели бузы, суп с сушеным мясом (борс), варили бухлер, солили и жарили на костре курдюк. Нас угощали сырой и жареной печенкой и т.д. Всем этим не удивишь жителей Бурятии, разве что подобная еда не водится здесь в таком изобилии. И все же монголы удивили нас. Все без исключения члены нашей экспедиции впервые увидели, как готовится и впервые сами попробовали хорхог. Это баранина, приготовленная особым способом: во фляге с раскаленными камнями. Камни сначала раскаляются в костре в углях, потом быстро закидываются во флягу с мясом и картошкой. Фляга ставится на угли, и мясо, таким образом, готовится одновременно и изнутри и снаружи. Вкус у него получается необыкновенный. В этой же фляге -- очень вкусный бульон. А камни, которые, когда блюдо готово, вынимаются из фляги, оказывается, являются сильнодействующим лекарством от всех болезней. Их, только что вынутые, горячие и жирные, нужно взять в руки и быстро (чтобы не обжечься) перекидывать из одной ладони в другую. Мы, следуя примеру монголов, живо приплясывали с этими камнями вокруг костра в Дархане. Констатирую: наутро мы чувствовали себя заметно здоровее, чем несколько дней подряд накануне. Может быть, мы выздоровели, почуяв границу и скорое возвращение домой, может быть, нам полегчало от того, что мы ночевали на берегу реки (пустыня с ее сухим раскаленным воздухом была далеко позади). А, может быть, и камни помогли...



"ПОДМОСКОВНЫЕ ВЕЧЕРА" В ЮЖНОМ ГОБИ



От чего устали амазонки в дороге по Монголии? Во всяком случае, не от самой дороги. Трудных участков было немного: в основном, дорога была или хорошая или терпимая. Машины время от времени застревали в песке, но общими усилиями мы вытаскивали их довольно быстро. Когда "четверка" села настолько основательно, что ее не могли выдернуть из песка даже "Нивой", мы просто-напросто развернули ее на 180 градусов. На участке от Харахорина до Эрдэнэта нам пришлось преодолеть несколько довольно сложных перевалов. "Ходят ли там легковые машины?" -- спросили мы у местных жителей. "Нет, не ходят", -- ответили они. Потом посмотрели на наши растерянные лица и, очевидно не желая огорчать, поправились: "Ну, иногда, может, и ходят..." Мы прошли этот участок с трудом (выбегая из машин и раскидывая камни руками), выталкивая машины между валунами в горку с превеликой осторожностью. Констатируем: ездить там на легковых машинах нельзя. Только если несколькими машинами и если очень-очень хочется.



Мы съели слишком много баранины и выпили чуть более, чем следовало, вкуснейшего кумыса. Кумыс не всем идет на пользу, тем более, как выяснилось, после баранины. Но мы все равно его очень полюбили и сожалели всю дорогу, что здесь, дома, днем с огнем не найдешь кобыльего молока для приготовления этого вкуснейшего напитка.



Мы в полной мере испили чашу монгольского гостеприимства. Нас встречали и принимали почти в каждом аймаке. Мы очень подружились со многими монгольскими женщинами. Мы гостили и в юртах, и в администрациях. Мы спели с монголами очень много песен. Это очень музыкальный народ, и голоса у монголов просто прекрасные. Они с удовольствием пели русские песни, и в Южном Гоби поразили нас потрясающим исполнением «Подмосковных вечеров». Если кто-то из нас раньше и не помнил слов этой песни, то теперь их точно знают все. Стыдно признаться, но мы немножко устали быть в гостях: наверное, к концу путешествия мы просто соскучились по дому.



Елена ВЕСЕЛКОВА, специально для «Информполиса»






источник
Автобагажники THULE
 фото дня

 
ГОРЯЧИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ!


Автопутешествие по Средней Азии. 27.06.2008 – 02.08.2008. Памир - Алтай 2008.
Средняя Азия 2008. Россия – Казахстан (Аральское море, Малое море) – Узбекистан (Ташкент, озеро Чарвак, Самарканд, Бухара) – Таджикистан (Душанбе, Хорог, Памир) – Киргизстан (Бишкек, озеро Иссык-Куль) – Казахстан (Алма-Ата, озеро Балхаш) – Россия (Алтай, озеро Телецкое). Более 16.000. км, 37 дней.

Фотохронология поездки Средняя Азия. Памир - Алтай 2008.


Карта Москвы


В начало   |    НОВОСТИ   |    СЕРВИС   |    СТАТЬИ   |    ТУР FAQ   |    АВТОТУРИЗМ   |    МАГАЗИН   |    О КОМПАНИИ Отправить письмо
Разработка Евгений Суслин
© 2005, Rus Auto Travel Agency. All rights reserved.
Rambler's Top100