Добавить в избранное
Сделать стартовой
+7 (985) 766-8486 +7 (916) 385-1937 Russian   |   English   |   French   |   Deutsch   |   Italiano   |   
В начало   |    НОВОСТИ   |    СЕРВИС   |    СТАТЬИ   |    ТУР FAQ   |    АВТОТУРИЗМ   |    МАГАЗИН   |    О КОМПАНИИ
Отправить письмо   



Календарь событий

<<< декабрь 2021 >>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    


Расчет расстояния между городами
От:
До:

(на ATI.su)

КАРАВАНЦЕНТР. Автодома, жилые прицепы. Продажа аренда кемперов
Страхование Зеленая карта Green Card ОСАГО КАСКО Страхование путешественников
Автобагажники THULE
Russia Hotels, Tourism and Travel Information
probeg.ru
http://www.auto-travel.ru/
ГИЛЬДИЯ АВТОМОБИЛЬНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ
President of Russia

 Новости компании

Дневник: Путешествие в Монголию
Автор: © Copyright Лучко Максим (afrikos@mail.ru)
06-04-2006 Аннотация:
Всё в куче. Тех. отчёт + большое описание из четырёх кусков + цены + расклад Нади по визам + описание Славки Шаварова.

Большой совместный труд: мой, Нади Василевской из Питера, Славы Шаварова со всякими взаимоповерками. Фото Мишки Гамми с этого мероприятия на http://altai.omsktele.com Там же этот отчёт Да славятся горы Монгольские!!!

Маршрут: Автоперемещение: Вечерний выезд из Новосибирска – п. Белый Бом - – п. Кош-агач – п. Кокоря – река Юстыд - п. Ташанта – п. Кызыл-юрт – г.Улгий - г.Ховд – п. Манхан - п. Мунхайархан (р.Дунд-цэнхер-гол). Пешая часть: пер.Нарийн (н.К.) – ур.Нарийн-хаг – пер.Дунд (н.К.) – ур.Дунд-хаг – пер.Бортын (н.К.) – р.Шурхайн-гол - р.Шурхайн-гол – пер.Мунхайархан (восточный) (2а) – пер.Мунхайархан (западный) (2б) - г.Мунхайархан (рад.) (2а) (4362 м.) – г.4107 м. – г.Г.3883 м. – г.3785 м. - 3849 м. – г.4112 м. – г.3843 м. – г.3564 м. – пер.Их-тургений-даба - г.3885 м. – г.3900 м. – оз.Баян-сайрын-нур – р.Баян-сайрын-гол – р.Дунд-цэнхер-гол – (общая категория траверса – примерно 2а-2б). Автоперемещение: п. Манхан – г.Ховд – п. Эрдэнэбурэн – г.Улгий – п. Кызыл-юрт – п. Ташанта – развилка ћкокоря – Чуйский трактЋ - п. Кош-агач – п. Курай - п. Белый Бом - г.Новосибирск.


Краткий технический отчёт



      -- Справочные сведения.

        -- Проводящая организация. ТС ЗАО "Братья Говор".
        -- Район путешествия: Россия, Монголия - Баян-Улгийский аймак, Ховдинский аймак, Монгольский Алтай, хребет Мунхайархан.
        -- Продолжительность: 18 дней, из них ходовых - 5 дней
        -- Планирование путешествия.

   Изначально задумывалось как большое путешествие по всем значительным горным районам Монголии на идейной и организационной основе, сформированных в подобных мероприятиях (экспедиции в район г. Найрамдал в 2003, в 2004 г., автомобильные туры по Алтаю и пр.)
   Имелся большой план, согласно которому нужно проехать пол-Монголии по южной трассе с запада на восток (г. Ташанта - г. Ульгий - г. Алтай - г. Арвайхээр), попутно сделав восхождения на ряд вершин, затем перебраться с юга на северную дорогу (п. Мурен - г. Цагаануур), по которой планировалось вернуться к Ташанте, взойдя на несколько гор. Согласно второму плану, - менее глобальному - предполагалось сделать скоростные восхождения в хребте Цамбагарав, затем переместиться к хребту Мунхайархан, сделать траверс хребта и закончить восхождением на г.Их-Богд-Уул (3957 м.), которая находится рядом с пустыней Гоби. После всего этого думалось идти по первому плану, только без восхождений, или же вернуться по пути заезда, то есть по южной трассе, в Ташанту. Согласно третьему плану, мы перемещаемся к Мунхайархану, траверсируем хребет, затем делаем восхождение на окологобийскую вершину Их-Богд-Уул (3957 м.) и возвращаемся обратно. Если остаётся время, делаем восхождения по хребту Цамбагарав.
   Из-за отмены свободного въезда на территорию Монголии для жителей Кош-Агачского района нам пришлось отказаться от автотранспорта турфирмы и перемещаться посредством такси, что значительно усложнило путешествие и заставило отказаться от первого и второго вариантов, а также урезать третий план.
   1.5. Путешествие финансировалось ТС ЗАО "Братья Говор" в рамках проведения спортивных экспедиций, спортивных туров и учебно-тренировочных мероприятий школы гидов-проводников, спасателей в природной среде и участников походов 1 - 5 к.с.
   1.6. Картографический материал. Использовалась обзорная карта Монголии (1 см.: 30 км. Роскартография, 2002 г.), аймачные монгольские карты (масштаб от 1 см.: 10 км до 1 см.: 15 км.), карты Кош-Агачского района (1 см.: 2 км., Роскартография, 1996 г.), пятикилометровки Монголии и пр.


        -- Подробная нитка путешествия.

   Автоперемещение: Вечерний выезд из Новосибирска - п. Белый Бом - - п. Кош-Агач - п. Кокоря - река Юстыд - п. Ташанта - п. Кызыл-Юрт - г. Улгий - г. Ховд - п. Манхан - п. Мунхайархан (р. Дунд-Цэнхер-Гол).
   Пешая часть: пер. Нарийн (н.к.) - ур. Нарийн-Хаг - пер. Дунд (н.к.) - ур. Дунд-Хаг - пер. Бортын (н.к.) - р. Шурхайн-Гол - р. Шурхайн-Гол - пер. Мунхайархан (Восточный) (2А) - пер. Мунхайархан (Западный) (2Б) - г. Мунхайархан (рад.) (2А) (4362 м.) - г. 4107 м. - г. г.3883 м. - г. 3785 м. - 3849 м. - г. 4112 м. - г. 3843 м. - г. 3564 м. - пер. Их-Тургений-Даба - г. 3885 м. - г. 3900 м. - оз. Баян-Сайрын-Нур - р. Баян-Сайрын-Гол - р. Дунд-Цэнхер-Гол - (общая категория траверса - примерно 2А-2Б).
   Автоперемещение: п. Манхан - г. Ховд - п. Эрдэнэбурэн - г. Улгий - п. Кызыл-Юрт - п. Ташанта - развилка "Кокоря - Чуйский тракт" - п. Кош-Агач - п. Курай - п. Белый Бом - г. Новосибирск.
  
  
   3.4.1.Хребет входит в горную систему монгольского Алтая. Вытянут с северо-запада на юго-восток.
   3.4.2. О восхождении на высшую точку хребта - г. Мунхайархан написано в отчёте польских альпинистов.http://www.zwoje-scrolls.com/zwoje28/text20p.htm
   3.4.3.Описание по участкам.
   3.4.3.1. Подъём на хребет.
   Из ущелья Шурхай-Нур можно несколькими путями выйти на хребет - по ледовым склонам идущим с седловин (между 4107 и 4362 м., 4107 м. и 3883 м.). Для восхождения на г. Мунхайархан - основную цель экспедиции - из ущелья Шурхай-Нур наиболее рациональным представляется склон между 4107 и 4362 м. Подъём расположен в самом верховье ущелья, ориентирован с северо-запада на юго-восток. Вышли на язык ледника, поверхность которого представляла собой многочисленные заглаженные валы.
  
   Двигались по центру в течение 30 минут, после чего оказались под перевальным взлётом.
   Перевальный взлёт: протяжённость - 250 м., крутизна - 40-45 градусов, жёсткий фирн, с правой стороны (п.х.д.) по склону проходит большая продольная трещина. Проходили склон по центру в связках, в верхней части взяли немного влево (п.х.д.), поскольку - много закрытых трещин. Дальше пошло выполаживание, ведущее к седловине. Однако с него можно было спуститься вниз - в долину Долон-Нурын-Гол. Потому сочли это место перевалом и условно наименовали его Мунхайарханом Восточным (ориентирован с северо-запада на юго-восток, соединяет ущелье Долон-Нурын-Гол с долиной реки Гуртын-Гол). Затем пересекли широкое пологое снежное поле хребта к седловине под предвершиной Мунхайархана. Этот перевал условно назвали Мунхайарханом Западным (отделяет долину Шурхай-Нур от долины р. Гуртын-Гол).
   Подъём от начала взлёта до перевала Мунхайарзан Западный занял два с половиной часа.
   3.4.3.2. Восходение на гору Мунхайархан.
   Подъём с седловины условного перевала Мунхайархан Западный на вершину представляет собой три увала: первый и второй - крутизна примерно 30 градусов и протяжённостью по 150 м. фирн, последний - крутизной 40 - 60 градусов и протяжённостью 100 м, фирн, последние 40 метров перед вершиной - лёд. Поднялись на гору за 2,5 часа.
   Вершина: пологая фирновая площадка, на север - фирновые сбросы, в южную сторону - на четыре метра ниже вершины находится скальная площадка, которая круто обрывается скальной стеной. На северо-запад уходит пологий широкий гребень. Записку не нашли. Обнаружили разноцветное буддийское знамя, которое снесли к скалкам и закрепили. Когда устанавливали знамя, в трещине нашли металлическую пластину с надписями на монгольском языке - наверное, геодезический знак. Положили свою записку в трещину. Спуск - по пути подъёма занял 1 час.
  
   3.4.3.3. Восхождение на 4107 м.
   Подъём на г. 4107 м. Подъём: 35 - 45 градусов протяжённость - 2 км, фирн. Поднялись в связках за 1 ч.20 мин. Записку и тур не обнаружили. За 1 ч. спустились по снежному склону (крутизна - 25 - 35 градусов, протяжённость - 4 км). вниз. Почти на самой седловине между г. 4107 и г.3883 м. снег закончился, пошёл широкий каменистый гребень. Вся поверхность хребта усыпана округлыми обветренными камнями, различной величины.
   3.4.3.4. Г.3883 м. - г. 3785 м - 3849 м. Эти три вершины однотипны - они слабовыражены (крутизна - 15 - 20 градусов), представляют собой гигантские кучи здоровенных округлых булыганов. Тур сделали и оставили записку только на вершине 3883 м. Спуск с горы 3849 более выражен: крутизна - 30 - 35 градусов, участки фирна.
   Гребень от южного подножия г 3849 м. до подножия г. 4112 м. После горы 3849 м. гребень сужается и заканчивается тридатиметровым обрывом, который обходится справа - вначале 20 м. по среднекаменистому склону, после которого - горизонтальная двадцатиметровая полка, затем - шестидесятиградусный десятиметровый кулуар, заканчивающийся каменной пробкой. Проходили в связках. Дальнейший гребень сложности не представляет: простые легко обходимые скалы.
   3.4.3.5. Восхождение на г. 4112 м.
   Вначале - осыпной склон (200 м., угол - 45 градусов) с некрутыми скальными выходами, затем - фирно-ледовый гребнь (100 м., угол - 40-45 градусов).
   Проходили в связках, страхуясь с помощью ледорубов. Поднялись за 50 минут.
   На вершине выложен высокий тур с буддийским знаменем, подобным тому, который нашли на Мунхайархане. Поправили знамя.
   В туре нашли записку болгар и англичан. Обе записи сделаны на одном листке. Запись болгар (на болгарском) от 1 августа 1978 г. перевод: "змс. Сакуло Бешев, Марко Сотиров, мс. В. Стойчев, к. Гузгулов, М. Милев взошли на это непокорённый пик 4520 м. и назвали его Пловдив". В записи англичан и монголов перечисляются имена-фамилии восходителей и что-то написано на монгольском.
   Спуск: крутизна - 45 градусов, протяжённость - 300 м., снег, фирн. Спускались глиссированием в связках. Спускались 10 минут.
   3.4.3.6. Прохождение г. 3843 м. склон: крутизна - 45 градусов; снег - 15 - 20 см., протяжённость - 200 м. сорокапятиградусному снежному склону протяжённостью 200 м. Поднимались 40 мин. Нашли тур, но записки не было.
   Спуск с вершины: 100 м. - снежный сорокапятиградусный склон. Далее - мелокаменистый склон с участками фирна - 200 м. Потом - крупнокаменистый склон до невыраженной вершины 3564 м. От неё - крупнокаменистый склон до перевала Их-Тургэний-Даба (3461 м.).
   3.4.3.7. Перевал: ориентирова "восток - запад", соединяет р. Их-Сайрын-Гол и ущелье Баян-Сайрын-Нур. Представляет собой большое болотистое плато, по которому идёт тропа. Нашли тур с плоским камнем, на котором была выгравирована надпись на санскрите. Я разобрал только известную мантру Ом.
   3.4.3.8. Прохождение г. 3950 м. За час поднялись по пятисотметровому тридцатипятиградусному каменистому склону на седловину между г. 3885 и вершиной 3950 м.
   Сбегали на 3885 м., (фирновый двадцатиградусный склон) где нашли тур, но без записки. Написали свою. Пошагали на г. 3950 Подъём был однотипный - каменистый 30-ти градусный склон с небольшими фирновыми участками. С вершины пошли по пологому гребню к г. Бугатын-Ула. Через километр гребень закончился глубоким провалом.
   На гору Бугатын-Ула решили не идти. Спуск и подъём были реальны для прохождения (примерно 2Б - 3А альп.), однако требовали больше времени.
   С гребня было явно видно, что наиболее простой путь восхождения на вершину - по гребням с востока или запада. Вернулись на гору 3950 м., откуда спустились по двухкилометровому 20-30-тиградусному снежному склону, ограниченный справа скальными сбросами. Спускались глиссированием. Снежный склон выходил на широкий пологий каменистый контрфорс, который тянулся 1,5 км. и обрывался 40-50-ти градусным четырёхсотметровым травянистым склоном.
   Спуск с вершины 3950 м. занял полтора часа и вывел урочище Бугатын-Сала.
   4. Возможные опасности и меры безопасности. При подъёме на седловину между г. 4107 и г. 4362 м. есть возможность камнепада, если прижиматься к скалам справа по ходу подъёма. При подъёме на гору Мунхайархан существует опасность спустить лавину-доску на увалах.
   В целом из-за особенности хребта - крутые скальные сбросы с юго-западной стороны и относительно пологие заснеженные, ледовые, фирновые склоны - с северо-восточной прохождение нашего траверса было относительно безопасным. При подъёме с юго-запада опасность могут представлять камнепады.
   5. Рекомендуемое специальное снаряжение на группу: средства индивидуальной самостраховки (ледоруб, кошки и пр.), связывающая верёвка, ледобуры.
   6. Возможные и рекомендуемые места ночлегов. На широком плоском хребте организация ночлега не представляет сложности.
   7. Более подробное описание путешествия - в прилагающихся материалах.
   8. Общие выводы.
   Монгольский Алтай и в особенности самые высотные его участки - узел г. Найрамдал и хребет Мунхайархан представляют большой интерес для проведения спортивных походов, экспедиций, туров.
   Хребет Мунхайархан особенно интересен в плане проведения спортивных туров - в долинах лежит много дорог, поднимающихся высоко в горы, что вместе с твердой пустынно-степной почвой даёт возможность близко подобраться на автомобиле к скально-ледовой зоне, не тратя силы на подходы. Стоит указать также на великолепнейшие виды, открывающиеся с вершин - разноцветные хребты, красивейшие озёра в долинах.
   В силу особенности хребта - крутые скальные сбросы с юго-западной стороны и относительно пологие заснеженные, ледовые, фирновые склоны - хребет любопытен для прохождения сложных перевалов, хотя, мне представляется, в целом район более пригоден для пеших походов.
   Сверху мы видели много красивых, разнообразных по сложности вершин, что говорит о богатейших возможностях этих гор для альпинизма.
   Стоит указать также на исключительную доброжелательность монголов, сохранивших этническую колоритность, что также весьма полезно и познавательно для различных туристских мероприятий в районе.
   Описание путешествия в Монголию из четырёх частей.
  

      -- Лучко Максим. "Прорыв мытарей, или Путешествие в Монголию и обратно". Подробнейшее описание путешествия по дням.
      -- Лучко Максим. "Затраты". Расклад путешествия по деньгам.
      -- Надя Василевская. "Визовые формальности". Текст Надежды об оформлении визы в Монголию.
      -- Слава Шаваров. "В Монголию как в прошлое". Заметки Славы Шаварова.

  
   I. "Прорыв мытарей, или Путешествие в Монголию и обратно"
   Анекдот 1.
   Подходит мужик к цветочному магазину. Видит цветок за стеклом, чешет себе затылок и говорит:
   "Давно ли я... Равно ли я... Монголия... О! Магнолия!"
   Анекдот 2.
   Подъезжаем мы к монгольской заставе и: "Маг-но-ли-я... Давно ли я... Равно ли я... О! Монголия..."
   Анекдот 3.
   Подъезжаем к российской таможне: "О, тошно нам... тошно тут... тошно там... тошнота... Ташанта!"
  
   Одно из значений слова "мытня" - таможня. (Со слов Нади Василевской)
  
  
   1. Прорыв к границе Монголии и - Через.
  
   Славка Шаваров: "Сидели бы дома да сидели. Зачем куда то ехать? Если можно сидеть дома", - поучает меня мамочка.
   "Чего сидеть дома, когда есть замечательная возможность путешествовать?" - думаю я, собирая рюкзак.
  
   Чингисхан явно не был домоседом, если такое понятие вообще применимо к степняку, иначе смог бы он подвигнуть своих соотечественников на "Путь к последнему морю" и устроить такой всемирный движняк. Теперь же есть прекрасная возможность посетить родину Чингисхана в составе экспедиции по малоизученным монгольским хребтам. Упустить такую возможность было бы обидно. Хотя всегда приходится чем-то жертвовать: отпуском, свободным временем, деньгами; кто-то не смог пожертвовать работой, а у кого-то её просто нет.
   Может быть, дома теплее, сытнее и безопаснее, но если не наполнять свою жизнь событиями, то она может пройти в пустоте. За новыми впечатлениями еду без колебаний".
  
   2.09. Пятница. День первый. В который мы выезжаем, проговариваются планы экспедиции, и поглощается пища.
   Новосибирск - Белый Бом.
   Приготовления закончились. Пора ехать. На руках - виза в загранпаспорте, комплект карт и необъятная куча барахла, называемого туристским снаряжением. Факт необъятности груза мы обнаружили только тогда, когда вынесли из многочисленных закоулков офиса турфирмы "Братья Говор" экспедиционное добро на улицу. Взгляд скользил по столбикам из бесчисленных коробок и коробочек с продуктами, касался громадной кучи снаряжения и останавливался на трёх мешках с едой, вызывая единственную мысль - "Как мы потащим всё это?!". А ведь ещё есть рюкзаки с личными вещами... Кроме того у каждого - сумочка или рюкзак с документами, перекусом и прочими необходимыми вещами. О! В Акташе надо купить хлеб. И капустку прикупить бы... С морковкой.
   Впрочем, - снаряжение и продуктовый запас формировались исходя из того, что поедем на машине. Автобус призывно загудел, и мы принялись загружать вещи в багажники. Тронулись. Стали вспоминать, что ещё могли забыть. И, конечно, вспомнили: взяли всё, но мало...
   В автобусе ещё раз оглядели друг друга.
   Состав группы.

      -- Я - Лучко Максим. Руководитель.
      -- Мишка Щеглов (Гамми). Давний участник всех наших мероприятий - восхождений, экспедиций, походов. За два дня до отъезда в Монголию явился с Заилийского Алатау, где под моим руководством шастал по горам в течение месяца.
      -- Мишка Яценко. Также - только приехал с Заилийского.
      -- Витька Чуралёв. Едва пришёл в себя после травмы, полученной в июле на Южно-Чуйском хребте. На предложения посидеть дома, приняться за учёбу и т.п. ответил категорическим отказом в виде простого, но дальнобойного посыла.
      -- Славка Шаваров. За неделю перед отъездом пришёл с восхождения на г. Белуха.
      -- Надя Василевская. Совершенно незнакомый участник. Так или иначе, все мы знали друг друга, по крайней мере, все были известны мне, а тут - новый. Однако чуть позже выяснилось, что у Нади есть альпинистский и туристский опыт.

   Так что группа собралась довольно опытная.
   Пока ехали, ещё раз озвучил планы, поскольку некоторые знали о них мало, некоторые - только из Интернета. Экспедиция строилась на приоритетах. У нас имелся большой план, согласно которому нужно проехать пол-Монголии по южной трассе с запада на восток (г. Ташанта - г. Ульгий - г. Алтай - г. Арвайхээр), попутно сделав восхождения на ряд вершин, затем перебраться с юга на северную дорогу (п. Мурен - г. Цагаануур), по которой планировалось вернуться к Ташанте, взойдя на несколько гор. Этот план был на 99 процентов невыполнимый в намеченные сроки. Согласно второму плану, - менее глобальному - предполагалось сделать скоростные восхождения в хребте Цамбагарав, затем переместиться к хребту Мунхайархан, сделать траверс хребта и закончить восхождением на г.Их-Богд-Уул (3957 м.), которая находится рядом с пустыней Гоби. После всего этого думалось идти по первому плану, только без восхождений, или же вернуться по пути заезда, то есть по южной трассе, в Ташанту. Вероятность такого плана была 30 процентов. Согласно третьему плану, - самому скромному, - мы перемещаемся к Мунхайархану, траверсируем хребет, затем делаем восхождение на окологобийскую вершину Их-Богд-Уул (3957 м.) и возвращаемся обратно. Если остаётся время, быстренько гуляем по хребту Цамбагарав.
   Третий план выглядел наиболее вероятным и логичным - о хребте Цамбагарав довольно много информации, он достаточно исхожен и, главное, находится близко к России, оттого по приоритетам стоял на последнем месте. Гора в Гобийском Алате была интересна только в плане ознакомительном (уж больно хотелось посмотреть на снежную гору рядом с пустыней... наверное, вид с неё в сторону Гоби - потрясающий!), в техническом плане она была явно проста. Хребет Мунхайархан и находится далеко, и технически он выглядел интересно (или, по крайней мере, любопытно), потому - на первом месте в списке очередности.
   Затем было оповещено о транспортной схеме. Мы доезжаем до Белого Бома на автобусе, после чего пересаживаемся в приготовленный для нас транспорт, едем на нём в Монголию и обратно; возвращаемся в Белый Бом, где нас уже должен поджидать автобус турфирмы.
   Обговорили прочие моменты - особенное внимание заострили на питании: Есть будем много!!! Только рядом с машиной. На пеших участках - голодание. Народ насторожился.
   Обсуждение закончили только к Тальменке, где мы всегда предаёмся желудочным удовольствиям. В этот раз они были особо экстатическими: к заказанному шашлыку Мишка Яценко вытащил из своих запасов несметное количество укропа, салата и прочей зелени, а также великолепнейшие помидоры, фаршированные чесноком, и маринованные огурцы. Радость, радость!!!
   Набив брюхо, погрузились в сладостный сон, в коем пребывали до посёлка Сростки, где снова поели. Потом поспали - до Семинского перевала. Где опять поели. Проспали до Белого Бома, куда прибыли к обеду.
  
   3.09. Суббота День второй. Начало мытарств.
   Белый Бом - посёлок Курай
   Выгрузились из машины и снова подивились количеству нашего скарба. Впрочем, ладно - будет машина. И я пошагал разговаривать с Василием - хозяином Белого Бома. Василий должен был организовать нам авто. "Машина готова, - заявил он, - только предполагаемый водитель уехал на покос... Приедет только вечером. Ждите". Что-то такое от хозяина Белого Бома ожидалось... Пока Васька-водитель не приехал, стали поглощать пищу.
   Наконец, вечером он явился. В результате некоторых перетасовок, вместо ГАЗ-66 нам был вручен бортовой УАЗ. Не скажу, что это особо порадовало нас, но по-другому было нельзя. О причинах такого изменения сообщать не стоит, скажу только, что от нас они не особо зависели.
   Только я увидел машину - бортовой УАЗ типа "головастик", неясные опасения зашевелились во мне. Что-то подсказало: это - лишь первая незадачка на нашем пути... К тому же водитель Василий сообщил, что на машину нет страховки и её непременно нужно сделать в Кош-агаче. Впрочем это было не особо страшно - завтра всё равно выходной, потому застава не пропускает, а у Васьки есть какие-то знакомые, которые всё сделают и в воскресенье.
   Тент от Уазика находился в Кокорях - деревне, где жил Васька (это в 30 км. от Кош-Агача по направлению к Туве), ночная поездка в открытом кузове обещала быть прохладной, потому народ напялил на себя тёплые вещи. И мы поехали. Настала совершенная темнота, а я размышлял, что в Монголии наш УАЗ - несмотря на неказистый вид - просто незаменим: если застрянет, можно запросто впятером-вшестером вытащить его. По дороге заехали в Акташ и успели затариться хлебом, морковками и прочей пищей - магазины в центре работали до 23. Понеслись дальше. Примерно в 1 час ночи остановились на ночёвку - рядом с Чуей, в 15 километрах от Курая.
   Как только машина издала последнее урчание и заглохла, из темноты явился местный житель - на удивление русский, но как обычно пьяный. Он пришёл с дамой - возможно, прекрасной, но краса была скрыта тьмой. Информация о деве сводилась в основном к пропитому голосу. На попытки вытащить красотку из темноты на свет в луче фонарика появлялась, словно шлагбаум, её жирная рука, загораживая возможно неземные прелести алтайской красавицы от мира... Впрочем, формы виднелись, пусть и смутно, однако мозги отказывались верить в подобную телесную необъятность. Дама эхом отзывалась на слова местного жителя, который носился между народом. Занятый доставанием вещей, я не обращал внимания на него.
   "Всё!" - радостно сообщил он мне. Затем поздоровался. После заявил, что ему срочно нужно попасть в Курай и все согласны с таким его стремлением - помчаться на нашем транспорте в ночь за бутылкой водки в п. Курай; осталось только моё решение. Я оторопело глядел на сей испитой скороговоритель, который, выдав невероятную порцию причин ехать за бутылкой, рванул к водителю, не дождавшись от меня ответа. Подбежав к Василию, он провозгласил: "Вот и начальник ваш согласен! Едем!" И полез в кабину.
   "Стоп!!! - провопил я. - Никуда вы не едете!" Заявление прозвучало несколько категорично, однако остановило неумолимый ход событий, грозивший отнять у нас водителя, машину, и обещавший сплошные беспокойства, поскольку Василий, кажется, был вовсе не против ринуться в Курай.
   На этот раз оторопел местный. Он понуро вылез из кабины и вновь принялся говорить о пользе алкоголя и ночных поездок, а также дружбы новосибирцев и горноалтайцев. "Нет", - отрубил я. И настойчиво посоветовал идти спать. Алтаец на миг замолк, но тут же опять заговорил. Народ, с интересом наблюдавший за нашим общением, продолжил ставить лагерь, не обращая внимания на скороговорку местного. Он ещё какое-то время говорил, но потом растворился в темноте вместе с подругой.
   Предвидя обилие местных любителей алкоголя, я улёгся в кузове среди продуктов, взяв на себя функцию охранника. Изобилие подтвердилось: едва я начал задрёмывать, появился очередной местный житель. Алтаец.
   - Здрасти, - сказал он неприветливо.
   - Угу - ответствовал я.
   - Как вам мои леса, поле и вот эта речка? - обвёл он рукой окрестности.
   - Красиво, - осторожно ответил я, предполагая подвох в вопросе.
   - Точно - подтвердил местный. - А за красоту платить надо. Понял?
   Я понимающе отрицательно помахал головой.
   - Платить надо, - продолжил алтаец. - Это моё всё. Документ могу показать. Приезжали тут какие-то раз - бутылок накидали, мусор оставили, а мне убирать. И не налил ведь никто!!! Я что - бесплатно должен убирать?
   - Покажи документы, - попросил я. - А потом в милицию поедем их проверять.
   И показал агрессору инструкторское и гидовское удостоверения, прибавив, что эти корочки выданы Самым Главным Министерством МЧС в Новосибирске, ткнув пальцем в надпись "Имеет право совершать ..." Тот с недоверием осмотрел документы, зачем-то покарябал ногтем, отдал мне и пошёл прочь. Через несколько минут вернулся, неся папку с бумагами. Я внимательно изучил их - это оказались документы на аренду.
   - Верно, - подтвердил я. - Только вот срок твоей аренды истек в мае... и не написано тут нигде, что платить я обязан. А вот теперь мы едем в милицию, и там будем проверять... Или мы спокойно ложимся спать, поскольку проехали в этот день много, устали и пр.
   Он что-то буркнул и уныло протянул мне руку.
   - Ладно, добавил он, - дай мне бутылку и я пойду... спать.
   - Нет у меня, - клятвенно заверил я, - спортсмены мы поскольку.
   - Ну ладно вздохнул он, - спокойной ночи". И ушёл во тьму.
   Я завалился спать.
   ...Ночью приснилось, что мир полетел в тартарары: твердь покачнулась, забродили рогатые и хвостатые чудища и, пока в моём сне не разверзлись хляби небесные, я проснулся. Машина и вправду качалась!!! Землетрясение! Ураган! Транспорт похищают! Но вспомнилось: стоит древний УАЗ, который еле заводится... и на нём возлежит единственный и неповторимый - конечно, но немного пьяный, сильно желающий в туалет, два дня небрившийся и потому явно непригодный - Я. Привстал и увидел - Настоящее Чудовище!!! То самое - из сна. Я взвыл и лягнул борт. Наконец додумался - включил фонарь. И обнаружил корову. Которая упёршись рогами в борт, раскачивала машину. Оказавшись на свету, корова взбрыкнула, поддала рогами борт, чуть не перевернув и машину, затем ускакала прочь. Ну и ночь...
  
   Наблюдения и советы: Идиотизм, конечно, однако я уверен, что в сумме доводов, повлиявших на алтайского агрессора, вовсе немалую роль сыграли моё слегка воинственное одеяние - камуфлированные штаны и тельняшка. Если посмотреть на алтайцев, можно увидеть, что все они одеты в камуфляж. Думается, необходимость замаскировать себя для целей охотничьих, играет, конечно, главную роль, но способ устрашения, средство показать свою причастность к "силе", силовым структурам также имеет немалое - пусть, может, неосознаваемое - значение.
  
   4.09. Воскресенье. День третий. В который приграничные мытарства набирают силу.
   П. Курай - п. Кош-Агач - п. Кокоря - река Юстыд
   Утро настало для нас в 6 часов. Встали, быстренько собрали палатки, погрузились в машину. Народ, изрядно промёрзший в предшествующую ночную поездку, укрылся походным тентом. Поехали.
   Перед Кош-Агачем остановились. "В деревне вначале нужно заехать к моему знакомому, чтобы он помог со страховкой..." - проговорил Васька. "Нет, - дружно запротестовали мы, - Сначала в столовую!!!" Так и поступили - сперва подъехали к столовой... которая оказалась закрыта, поскольку было ещё слишком рано. Пока не открыли столовую, принялись бродить по рынку, где уже торчало несколько торговцев. Здесь у всех обнаружилась тюбетейкомания: народ принялся примерять сей головной убор и покупать. Посмотрев на это странное заболевание, я тоже не удержался и купил себе чёрную, вышитую золотистыми блёстками тюбетеечку. Тем временем открылась столовая. Поели. Народ остался у рынка, а Васька и я двинули искать знакомого-специалиста-по-страховкам. Которого не оказалось на месте. Поехали к другому. И его не было. Зато по дороге мы встретили пограничника, который оказался Ваське то ли кумом, то ли сватом. От него мы узнали новости, повлиявшие на дальнейшую судьбу нашей экспедиции. По моим планам, жителей Кош-Агачского района - при наличии, конечно, соответствующей прописки в паспорте, - свободно пропускали через границу. Но оаказалось, что в связи с участившимися случаями контрабанды (перевозили каких-то птичек из Казахстана через Россию и Монголию в Китай) пропуск кош-агачских ужесточён: для проезда необходима командировка от внушительной организации или приглашение с монгольской стороны. Ни того, ни другого не было у нашего водителя.
   И здесь мы обрели печаль. Ринулись по васькиным знакомым, которых оказалось в посёлке очень много, чтобы вызнать о возможных способах легально пересечь границу. Однако все они пожимали плечами и говорили, что это невозможно. Повторяли слова пограничника. Подъехали к народу, который уже изрядно притомился ждать нас. Ваське в голову пришёл замечательный сверх-план - посетить какого-то своего всемогущего приятеля, и если он не поможет, то не поможет уже никто. Народ вновь остался ждать, а мы с Василием - ехать в поисках таинственного и всевластного знакомого. Наконец нашли. Васька ушёл в избу и долго отсутствовал. Наконец появился слегка приободренный. Заявил, что нынче - воскресенье. "Приятная новость", - отреагировал я. "Непременно помогут нам в администрации", - сообщил Василий. Завтра примет нас какой-то могучий суперначальник, который - вот радость! - Васькин пятиюродный кум по бабушке и двоюродный брат сестры всевластного друга, к которому только что он заходил... Но сегодня - выходной, значит, только завтра.
   И мы поехали ждать завтрашний день. Отъехали от Кош-Агача в сторону Ташанты, проехали 10 километров и свернули в сторону п. Кокоря. В деревне Васька забрал автомобильный тент; мы вернулись обратно и перед мостом через Юстыд свернули направо, немного проехали вдоль реки и остановились на ночёвку в этом уютнейшем оазисе. Выжженная Чуйская степь, а тут - чуть с краю - такие удивительные места! Расположились среди низкорослых кустиков ивы. Обнаружили несметное количество облепихи. Принялись поедать ягодки. Как бы там ни было, но место оказалось приятным.
  
   Наблюдения и советы: Перед поездкой в Монголию стоит тщательно поверять сведения из разнообразных отчётов (в Интернете их достаточно), путеводителей (мы опирались на Путеводитель по Монголии от "Ле Пти Фюте") информацией из посольства. См. прилагающийся документ Нади.
   Кафе в Кош-Агаче (внутри посёлка) начинают работать не раньше 9. Раньше открываются и позже закрываются кафе рядом с дорогой.
  
  
   5.09. Понедельник. День четвёртый. Апогей мытарств на границе.
   Р. Юстыд - п. Кош-Агач - п. Ташанта - р. Юстыд (рядом с Ташантой)
   Встали раненько и помчались решать свои дела. Вначале отправились в администрацию. Зашли последовательно в два кабинета, где мы долго объясняли, что нам надо срочно перебраться в Монголию - непременно на машине, непременно вместе с Васькой. Начальник позвонил туда, потом позвонил сюда и торжественно объявил, что пересечение границы - только с приглашением или по командировочному удостоверению.
   Мы с Васькой понуро вышли из кабинета. Ну что ж, включаем вариант последний... нанять такси и ехать "как-нибудь так".
   Такси оказалось найти с помощью Васьки совсем несложно: как только мы вышли из администрации, наш водитель мгновенно выловил юркого монгольца, который клятвенно пообещал довезти нас до Ульгия за 2700 рублей. Договорились встретиться рядом с въездом в Кош-Агач со стороны Ташанты в 12 часов. Монголец исчез.
   В ожидании долгой дороги, битком набили брюхо пищей в кафе. Выехали за посёлок и расположились недалеко от вывески "Кош-Агач".
   Принялись перебирать продукты, безоговорочно решив брать по самому минимуму. Начали. "Это не берём" - провозгласил я, откинув в сторону кочан капусты. "А борщик вечером" - заговорщически подмигнул Мишка. Я задумался. Сказал: "Аааа, берём", - и кинул в кучу. Та же процедура была свершена с картошкой, подсолнечным маслом. В результате в числе отложенных на пребывание в России мы имели ничтожно крохотную кучку - рядом с грандиозным валом пищи. Ещё раз перебрали продукты, но результат был ненамного лучше.
   Упаковали рюкзаки, и я с ужасом открыл, что разные деликатесы с качеством "много и не очень нужно", не подвергается никакому помещению в рюкзаки. Постановили: съесть вечером в Ульгии. Стали ждать. Стрелочка часов перевалила через двенадцатичасовую отметку, но монгола не было. Подползла к часу, однако наш уазик не появился. "Надо ехать искать нового водителя", - сказал я Ваське. Тот согласился. И мы снова поехали в Кош-Агач. Подъехали к заправке. Тут обнаружился монголец, однако вовсе не на уазике, а на иномарке. "Он хочет везти нас в ней!" - С ужасом подумал я. Монгол вылез из машины и принялся беседовать с Васькой. "Он не увидел нас - провозгласил Васька. - Говорит, что со зрением плохо..." Ага. Не увидеть нас можно было только специально - я проверил, как только отъехал от группы: наши фигуры маячили на километр. Монгол снова клятвенно пообещал довезти нас. И умчался. Мы же с Васькой поехали обратно.
   "Итак, нас должен везти слепой монголец, возможно, на легковой иномарке". - Объявил я народу, что вызвало у всех неописуемый восторг.
   Наконец, монгол приехал. Как ни странно, на вполне ухоженном уазике. Мы договорились с Васькой, что он встретит нас 17.09. в Ташанте. Затем загрузились в машину, тепло попрощались с нашим водителем и под звуки казахской попсы из автомобильного магнитофона поехали к границе.
   Подъехали к Ташанте. Время было половина третьего. Монгол вышел оформлять документы, нам же оставалось только ждать.
   Я коротал время, наблюдая за жизнью пограничного пункта.
   В таможню забегали какие-то люди, выскакивали обратно, собирались группами, нервно курили и снова рассасывались - так проходил процесс оформления документов. Рядом бродили местные жители - все пьяные. Местные выпрашивали на выпивку. Я отправился в магазин взять перекус и подвергся атаке со стороны любителей алкоголя: при расплате за продукты весьма нестойкая личность попыталась взять себе сдачу вместо меня, и, когда не получилось, страдальчески выкрикнула: "Жигулёвское ведь так мало стоит!" Я согласился и пошагал к машине.
   Около входа в таможню сидел пограничник. Я присел рядом и завёл разговор на тему "Как можно долго жить в местах, где совершенно нет деревьев". Пограничник развёл руками и ответил: "Работа такая...". Затем ушёл. Тут я заметил, что сижу под самой настоящей лиственницей.
   Пограничник снова вернулся на скамеечку. К нам подсел относительно трезвый местный.
   Пограничник кивнул ему и заговорщически произнёс:
   - Пол-литра спирта хочешь?
   Местный напрягся и утвердительно кивнул. Его глаза загорелись.
   - Мне кот полковника нужен, - продолжил пограничник. - Видел?
   Местный задумался.
   - Код двузначный или трёхзначный? - спросил он. - Я вообще любой замок могу открыть.
   Хихикнул.
   - Какой замок? - удивился пограничник, - не надо мне открывать ничего!!!
   - Код, - чтобы открыть... - запутался местный. - Иначе, зачем он?
   - Кот - животное полезное, - на этот раз потерялся пограничник, - хрен его знает вообще-то, зачем они нужны... Мышей ловят.
   - Так тебе кот нужен, - хлопнул себя по лбу местный, а я думал код какой-то...
   - Какой код? - удивился пограничник - Я же тебе объясняю: у полковника пропал кот... кошак, кошка, котик, кошечка - рыжий перс с оторванным ухом, здоровый такой. Два дня найти не можем. Скажи деревенским: кто притащит кота, получит пол-литра спирта. А код мне не нужен...
   Местный встал и целенаправленно двинулся куда-то, кинув напоследок:
   - Сейчас найдём.
   Остановился, как вкопанный:
   - Могу ещё штук двадцать котов принести. За каждого по бутылке ставишь?
   Пограничник выматерился. Потом ответил, что нужен один кот. Рыжий. Перс. С оторванным ухом. Местный ушёл.
   Из таможни вышел наш водитель. "Свет отключен, - печально объявил он. - Был. Только сейчас включили. И оформлять только сейчас начали... Но - успеем!!!" Покурил и снова зашёл в дом.
   "Вот-вот, поедем", - обрадовались мы. Не тут-то было. "Начальника нет, - через какое-то время тоскливо объявил монголец. - Будет... потом".
  
   Славка Шаваров: Наконец-то мы в Ташанте. Небольшой пограничный поселок. Здесь заканчивается "Чуйский тракт" (трасса М-52) ставший уже родным. Сколько раз мы исколесили его вдоль и поперёк? Уж и не сосчитать. И вот впервые пытаемся покинуть. Дальнейшие события укрепили меня в мыслях о том, что привыкший к нам Алтай не желает отпускать своих блудных туристов. Ревность к Монгольскому Алтаю выражается особо долгой задержкой у погранпоста. То сбой в компьютере из-за отключения электричества, то все таможенники убежали выпускать груз соли. Мы остались последние на заставе; все в напряжённом ожидании.
  
   И в шесть часов я понял, что в этот день через границу мы не перейдём. Открыл карту, раздумывая, где бы нам переночевать - недалеко от Ташанты, но непременно рядом с речкой. Ближайшее место находилось на берегу Юстыда - к нему вела дорога. Водитель вышел из таможни и подтвердил, что на сегодня - неудача... Мы выехали за Ташанту (увы, но в сторону России), и сразу за деревней свернули направо по ходу отъезда, пропылили по степи около 5 км. и оказались на берегу Юстыда. Приютились на небольшой терраске над рекой в 50 м. от дороги. Водитель клятвенно заверил, что будет утром к 9 ч. под всеобщее недоверчивое молчание и укатил. И вновь случилось маленькое чудо среди всех бесчисленных неурядиц. Великолепный закат был нам наградой за долготерпение. А также сотворённая Мишкой жареная картошка, вызвавшая всеобщий восторг и давшая непомерное количество сил для борьбы с обстоятельствами.
  
   Славка Шаваров: "Вечером любовались непривычным для жителей Сибири пейзажем. Лагерь располагался на возвышенности. Перед нами огромное плоское пространство, ограниченное холмами на горизонте и ни кустика. Всё это желтое пространство прорезано синими полосами рукавов небольшой речушки. В лучах заката степь просто горит осенней желтизной. Привыкаем к новому пейзажу".
  
   Картошку съели, закатом полюбовались и завалились спать.
  
   Наблюдения и советы: Как написано в рекомендациях Нади, переезд границы лучше планировать на первую половину дня.
   Если такси в Кош-Агаче нанято, нужно обязательно контролировать водителя - он запросто может не приехать к обговорённому времени в условленное место или же взять других пассажиров, которые больше заплатят. Но даже взяв водителя под контроль, можно не сомневаться, что в намеченное время уехать не получится - обязательно нужно будет "заправиться", "пообедать" и пр.
   В Ташанте лучше не отпускать одних девушек в магазин - физического вреда, конечно, не будет, но шок - обеспечен.
  
  
  
   6.09. Вторник. День пятый. Конец печалей, или прорыв мытарей за границу.
   Р. Юстыд - п. Ташанта - г. Улгий (р. Ховд)
   Утро мы встретили настороженно. Что оно принесёт нам? Какие новые препоны? И они не замедлили явиться. Я пошёл в туалет. Примостился на склоне и стал любоваться окрестностями, размышляя над тем, насколько опоздает монголец. Поразмышлял и отправился в лагерь. Неожиданно закололо в спине. Я наклонился к входу палатки, намереваясь вытащить коврик со спальником, как вдруг в позвоночнике возникла сильнейшая боль - я взвыл и присел. Боль не проходила. Догулялся... Три месяца под рюкзаком сказались. Осторожно заполз в палатку и полежал немного. Боль пропала, но всякий раз появлялась при попытке распрямиться. Понемногу смог выпрямиться, но боль оставалась - пусть и слабая. Я поделился с народом своим несчастьем, вызвав ещё большее смятение - машины нет, не можем вырваться из России, тут ещё у руководителя неполадки... Мы стали собираться, ожидая неприятностей. И явился знак. Непонятно чего. Мишка-Гамми тщательно упаковывал рюкзак, широко расставив ноги. Вдруг между его ног пролетела птица типа воробей, нырнула к месту варки, чуть не опрокинув котелки, горелки и умчалась прочь. Знак? Но чего? Вторая птица пролетела между ног Славки, третья попыталась проскочить между ног Мишки Яценко, но встретила преграду в виде пинка и грозный окрик, метнулась и улетела. Странно... Птицам было присвоено имя и класс: Междуногие летуны, Летающие междуноги, Имя - воробей, класс - очумелые.
  
   Славка Шаваров: "Утро проходит в обычном режиме. Завтракаем, неспешно собираемся, ожидая водителя, а в голове витают тягостные мысли: что уготовил нам следующий день? Как долго будет длиться, эта чёрная полоса, и какая ещё несуразица может приключится? И несуразица приключилась. Это была самая неожиданная несообразность. Наш лагерь посетил бешеный воробей. Эта невесть откуда взявшаяся птаха, должно быть, обладала необычайной смелостью, а может быть и глупостью. Что ещё могло заставить эту маленькую серую птичку стремительно летать меж нас и наших вещей? Дважды он пролетел у меня между ног, описав восьмёрку, и исчез также неожиданно, как и появился. В сравнении с его поведением вся наша предыдущая суета выглядела не столь бессмысленно. Уж если в природе есть место столь нелогичным действиям, то и нам, простительно. С подачи руководителя данное происшествие было воспринято как добрый знак окончания чёрной полосы в наших приграничных мытарствах".
  
   На холме что-то зашумело, и среди множества незадачек мы обнаружили удачу - к нам мчался наш монголец, всего-то опоздав на час. Резво загрузились в машину и поехали. На заставе обнаружили множество машин и вновь впали в томительное ожидание. Водитель много раз уходил, возвращался к нам, тихо матерился на всех возможных языках, а мы ждали. Ещё в течение двух часов. Время - к обеду. "Скорее всего, не успеем", - с печалью предположили мы. Я стал обдумывать следующее место ночёвки.
   Удача пришла к нам!!! Монголец выскочил из таможни и провопил: "Пропустили! В машину!" Мгновенно заскочили внутрь. Проползли через один шлагбаум, открылся второй - и мы оказались у пункта досмотра. Затащили рюкзаки в терминал и стали наблюдать за работой таможенников. Они досматривали монгольских торговцев-мешочников.
   - Я студентка! - вопила симпатичная монголочка, - везу вещи в Москву своей родне! Брату, сестре, племянникам, свату, брату и подарки друзьям! Пустите!
   Наверное, вся родня её жила в Москве...
   - Не надо обманывать, - внушал таможенник, - у вас кожаных курточек на 30 человек и юбок - на 20. Вашему брату что ли?
   - Двоюродной сестре брата, - доказывала дама.
   Вещи сверх положенного аккуратно откладывались в сторону.
   - Вот тут мы и пролетим, - подумали все. - Сейчас...
   - Эй, туристы, - крикнул здоровенный пограничник за компьютером, прилаженным к сканеру. - Кладите своё добро!
   И мы положили. Вначале рюкзак Витьки Чуралёва, битком набитый железом. На экране замигало, засветилось, и пограничник взвыл.
   - Что у вас там???
   - Это спец снаряжение, - терпеливо принялись мы объяснять, - вот эта трубка на экране называется ледобур, он предназначен для крепления на льду посредством вкручивания...
   - Доставайте из рюкзаков своё... - пробурчал таможенник.
   Мы вытащили снаряжение и громогласно звякнули. На звук вышел другой таможенник.
   - О! Железо! - восхитился он. - Снаряга! Сто лет не видел!
   Оказалось, он был альпинистом, и принялся старательно объяснять своему коллеге за монитором назначение отдельных вещиц. Таможенник внимательно выслушал коллегу, улыбнулся и сказал:
   - Забирайте.
   Остальные рюкзаки почти не досматривались. Кроме гигантского стопятидесятилитрового баула Мишки-Гамми, вызвавшего всеобщий восторг работников поста. Восхищение достигло апогея, когда в рюкзаке обнаружилось 30 булок хлеба, двадцать пачек печенья и две баночки варенья.
   - Хлеб Родины везёт, - умилился таможенник, - молодец какой! Патриот!
   - Мы все патриоты, - подтвердило общество, - Родину любим.
   Пограничники дружно зааплодировали. Тут-то появилась надежда, что нашим несчастьям пришёл конец.
   Однако... На стене висел большой стенд, где сообщалось, что 17.09. (в субботу) на таможне - выходной. "И так сколько дней потеряно, тут ещё один вылетает..." - пригорюнились мы.
   Снова загрузились в машину и поехали. При выезде с терминала у нас опять проверили паспорта, и мы оказались на нейтральной полосе.
  
   Славка Шаваров: "Последняя доза ожидания и мы были допущены в самоё шерстилище - таможенный терминал. Шерстят там по последнему слову техники. Особенно неуютно было смотреть, как шерстят впередистоящих, а что будет, когда доберутся до нас?
   Просветили рюкзаки, изучили подозрительные железки, выяснили что зачем и почему. Паспорт, печать, подпись, протокол, и вот отмеряем последние километры российского асфальта по нейтральной полосе".
  
   Проехали примерно 10 километров и оказались на последнем русском посту (на перевале Дурбэт-Даба), где опять проверили документы и любезно разрешили сфотографироваться у пограничных столбов. Шлагбаум открылся - проехали. Ура!!!
  
   Славка Шаваров: "Шлагбаум, пограничные столбы, фото на память, и вот мы ощущаем Монголию в прямом смысле этого слова. То плавное движение, что дарил нам "Чуйский тракт", прекратилось сразу за пограничным столбом и казалось навсегда и никогда не увидеть нам белой разделительной полосы на асфальте".
  
   На монгольской заставе оказался обед, но мы уже поняли, что неприятност
источник
Автобагажники THULE
 фото дня

 
ГОРЯЧИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ!


Автопутешествие по Средней Азии. 27.06.2008 – 02.08.2008. Памир - Алтай 2008.
Средняя Азия 2008. Россия – Казахстан (Аральское море, Малое море) – Узбекистан (Ташкент, озеро Чарвак, Самарканд, Бухара) – Таджикистан (Душанбе, Хорог, Памир) – Киргизстан (Бишкек, озеро Иссык-Куль) – Казахстан (Алма-Ата, озеро Балхаш) – Россия (Алтай, озеро Телецкое). Более 16.000. км, 37 дней.

Фотохронология поездки Средняя Азия. Памир - Алтай 2008.


Карта Москвы


В начало   |    НОВОСТИ   |    СЕРВИС   |    СТАТЬИ   |    ТУР FAQ   |    АВТОТУРИЗМ   |    МАГАЗИН   |    О КОМПАНИИ Отправить письмо
Разработка Евгений Суслин
© 2005, Rus Auto Travel Agency. All rights reserved.
Rambler's Top100