Добавить в избранное
Сделать стартовой
+7 (985) 766-8486 +7 (916) 385-1937 Russian   |   English   |   French   |   Deutsch   |   Italiano   |   
В начало   |    НОВОСТИ   |    СЕРВИС   |    СТАТЬИ   |    ТУР FAQ   |    АВТОТУРИЗМ   |    МАГАЗИН   |    О КОМПАНИИ
Отправить письмо   



Календарь событий

<<< август 2019 >>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  


Расчет расстояния между городами
От:
До:

(на ATI.su)

КАРАВАНЦЕНТР. Автодома, жилые прицепы. Продажа аренда кемперов
Страхование Зеленая карта Green Card ОСАГО КАСКО Страхование путешественников
Автобагажники THULE
President of Russia
Russia Hotels, Tourism and Travel Information
probeg.ru
http://www.auto-travel.ru/
ГИЛЬДИЯ АВТОМОБИЛЬНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ

 АВТОТУРИЗМ

Почти от Карпат, почти до Хингана
Автор: Леонид Свирипа
13-03-2006  Когда-то блестящий этнолог Лев Гумилев - сын известного русского поэта Николая Гумилева, определил особую зону, в которой по его теории всегда проживали комплиментарные,
то есть попросту психологически и ментально похожие друг на друга народы. Южная граница этой зоны определяется началом полосы субтропического климата, а на севере омывается холодными волнами Ледовитого океана. Западная же и восточная границы протянулись по склонам Карпат и Большого Хингана. Автор теории предпочитал называть этот особый этнокультурный регион Евразией. Мы здесь не будем приводить ход мысли ученого и доказательства его теории, а расскажем об одном путешествии, которое, начавшись в трехстах километрах от Карпат, в Одессе, завершилось на монгольской границе у реки Халхин Гол, в двухстах километрах от Хингана.

Бледная, едва различимая луна задолго до заката проступила над горами, словно водяной знак, свидетельствующий о подлинности огромного монгольского неба. В сторону уходящего солнца потянулся уютный дым костра, собирая нас к огню. Мы стоим у реки Туул, в сорока километрах от Улан-Батора, и отсюда к границе с Россией ведет одна из немногих в Монголии дорог с покрытием. Пора домой. Мы - это трофи экспедиция "Монголия - Дорога Тысячелетий 2005", на данный момент состоящая из восьми автомобилей и восемнадцати человек.

Позади шесть тысяч километров монгольской степи, перевалов и пустынь, десятки мелких и крупных поломок, сваренные походной сваркой полуоси и сломанные пружины подвески, перегретые в песках моторы. Момент начала нашего путешествия кажется сейчас далеким и безнадежно теряется в памяти на фоне новых впечатлений и образов.

А начиналось все так: 17-го июля в Одессе в четыре утра я забрал своего штурмана Женю около его дома, и мы отправились в путь длиною в пять тысяч километров до Новосибирска. А затем, спустя неделю, в составе команды Дороги Тысячелетий мы стартовали еще раз. Кроме нас и новосибирцев здесь оказались экипажи из Томска, Красноярска и даже один Лендровер с польскими номерами. Уже к середине первого дня экспедицию ждали красоты горного Алтая, а через два дня после старта, ранним утром мы уже стояли на погранпереходе в Ташанте, ожидая начала работы КПП. Тогда экипажей было десять.

Довольно быстро проходим российскую таможню, удивив алтайца в форме, тем, что въехали в Россию по внутренним украинским документам, и потому не имеем въездных штампов в загранпаспортах. Он явно плохо представляет себе, где находится Украина и почему граждане этой далекой от него страны не должны получать визы при въезде. Нейтральная зона между двумя КПП, монгольским и российским - под стать бескрайним просторам обоих государств, её ширина около 25-ти километров.

На монгольском КПП долго ждем, пограничники предпочитают собрать побольше машин. Досматривают поверхностно, и еще через час с небольшим все десять джипов стоят на монгольской стороне. Отсюда наш путь лежит в городок Байан-Улегей - место, намеченное для заправки и обмена денег. После границы грейдерная дорога очень быстро заканчивается, дальше лишь колеи в степи. По пути в город взбираемся на первые перевалы. УАЗы греются. Едут, включив печки в салонах, и с открытыми дверьми. В городке все закрыто. Выяснив, что пока у всех есть достаточно топлива, отправляемся на озеро Толбо Нуур - место первой ночевки в Монголии. С выбором места для палаток нам везет, экипажи, посланные в разведку, быстро находят красивую долину, с трех сторон окруженную горами, а с четвертой - озером. Единственный въезд внутрь - через огромные валуны, по которым наша, похожая на ужа, колонна вползает со всеми предосторожностями, вслед за идущими впереди штурманами.

Озеро оказывается полным рыбы и рыбаки с первых забросов на блесну, вылавливают несколько больших хищников. Женя - заядлый рыбак, но ему эта рыба незнакома, однако сибиряки её знают, и называют османом. Вскоре Жене тоже везет, и он ловит нескольких хариусов. Дело в том, что монголы рыбу не ловят и не едят. В знаменитом литературном памятнике древности - летописи "Тайная история монголов", упоминания о том, что семья юного Темуджина, ставшего впоследствии Чингисханом, питалась рыбой, достаточно чтобы выразить крайнюю степень бедности матери великого основателя монгольского государства.

Утром узнаем, что экипаж из Томска решил ехать домой, на их Pajero проблемы с коробкой передач. Решение дается ребятам нелегко, но нежелание быть обузой остальным побеждает. Ведь буксировка груженого джипа по бездорожью и в жару по перевалам монгольского Алтая будет непростой задачей даже для самых мощных из наших машин.

Выезжаем из долины на колею, идущую в нужном направлении. Тут с сожалением прощаемся с томичами, им предстоит непростой путь домой, ведь после, уже на российской территории коробка поломается окончательно, и до Томска ребята доедут, имея возможность включить только одну передачу - четвертую.

При подъеме на перевал перегревается и глохнет мотор у Тойоты из Новосибирска, это - экипаж №19. После отъезда томчан, этот Land Cruiser словно принял от Pajero эстафету поломок, и досаждал ими до самого Улан Батора, откуда машина отправилась домой, не дойдя до конца маршрута.

Пока идет ремонт, Игорь Максимов из девятого экипажа попросил у подъехавших откуда то монголов разрешения прокатиться на низкорослой монгольской лошади. Животное оказалось с норовом, и решение упасть на ровном месте, видимо было самым правильным со стороны наездника, отделавшегося несколькими ссадинами и ушибами.

Наконец ремонт закончен. Движемся в город Ховд. Проблемы с №19 не заканчиваются, с машины снимают термостат, меняют свечи. В Ховде мы поздно вечером. Снова негде поменять валюту. Уговариваем девушку на АЗС взять доллары вместо тугриков. Заправка девяти машин с монгольской неторопливостью продолжается больше часа.

Пока заправляемся, приходит время, назначенное для сеанса связи с ещё одним участником экспедиции. Павел Бабин (экипаж №2) на Mitsubishi Pajero отважился на отчаянно смелый поступок. В одиночку и без подробной карты, на откровенно слабой машине, он решил искать и догонять экспедицию на безлюдных просторах этой страны. Сейчас он недалеко от границы, в Цагаан-Нууре, и столкнувшись с бесчисленными колеями, веером расходящимися по степи, не представляет, куда ехать дальше.

Долго обсуждаем проблему. Мы вызвались ехать навстречу, так как у нас есть приемник GPS и нужные пятикилометровки в ноутбуке. С нами едут Игорь и Валентина Куликовы, экипаж №1 - опытные путешественники, на хорошо подготовленном TLC Prado, участники всех экспедиций Сибирского Марафона. Еще с нами в машине отправляется Сергей Колмогоров из экипажа №15, он должен будет сменить Пашу за рулем, когда мы его найдем. Нам выдают спутниковый телефон для связи с №2 и основной экспедицией.

Ехать решаем по другой дороге, через Улангом на севере от нас. На очередном сеансе связи направляем Пашу себе навстречу, надеясь, что в Улангом должна вести нормальная дорога, так как на карте она обозначена как трасса федерального значения. Собственно именно эта толстая полоса на тридцатикилометровой карте Монголии и заставила нас выбрать такое направление для встречи с №2. Свою ошибку мы осознаем только утром следующего дня.

А пока, не поспав ни минуты, мы пылим по ночной степи в Улангом. Один раз, несмотря на всё наше навигационное оборудование, всё же уходим по плавно отвернувшей направо колее. Срезка по целине до нужной дороги отбирает много времени и заставляет пару раз включить пониженную передачу. В Улангоме мы в шесть утра. Из города на запад ведет неплохая асфальтированная дорога, и мы уже размечтались о скором выполнении задания.

Суровая монгольская действительность развеяла наши мечты довольно быстро. Уже километров через пять дорога стала забирать севернее, а ещё через десять мы окончательно убедились, что просто теряем время. Дорога шла к старой советской военной части, на границе с Россией. Пришлось вернуться и найти уже привычную колею в направлении гор, видневшихся на западе.

Миновав первый перевал, снова связываемся с №2. Он выдвинулся нам навстречу, но заблудился, из описания местности находим его предположительное местоположение. Решаем дать ему несколько точек для GPS, чтобы он мог по ним ехать в нашем направлении. Последняя точка - западный берег озера Уурэг-Нуур, где мы планируем быть часа через полтора. Достигнув озера, делаем привал, чтобы приготовить завтрак, ведь ели мы в последний раз ровно сутки назад. Снова связываемся с Павлом, и узнаем, что он не может двигаться дальше, так как стоит перед слишком глубоким для его машины бродом. Едем навстречу.

Подъехав к горам, ошибаемся перевалом, и уходим севернее, здесь остатки дороги почти совсем исчезают, но к счастью встречаются юрты, и мы едем по слабо намеченным колеям от кочевья к кочевью, а иногда и просто по степи. Высота все время более 2000м. Где-то справа, совсем близко граница с Россией. Начинается сильный град и дорогу засыпает толстым слоем льда. На время выключаем рации из-за частых разрядов молний, бьющих иногда совсем близко.

Наконец появляется долгожданный поворот на юго-запад, едва заметная колея взбирается на перевал слева от нас. Отсюда до точки у реки, где стоит Паша - 60 км по прямой. Однако, несмотря на то, что, преодолев перевал, мы оказались в ровной долине, прямого пути здесь нет. С гор спускаются реки и, пересекая стиснутую хребтами степь, впадают в поблескивающее далеко впереди озеро Ачит-Нуур. Дорога идет от брода к броду, что и определяет её непрямую траекторию. Сергей Колмогоров взял на себя функции штурмана обоих экипажей, и топает через броды, показывая направление. После второй реки находим ЛЭП, пересекающую долину в нужном направлении, и решаем съехать с дороги, которая слишком сильно забирает на юг. До №2 меньше двадцати километров, его уже можно слышать по радио. Последние километры идем без дороги, вдоль линии деревянных столбов. Ещё две переправы. Последний перед встречей брод - глубиной около 90см, с сильным течением и требует двух поворотов в воде. Понимаем, почему Паша не стал сюда ехать на стандартном Pajero. На другой стороне заросли каких-то кустов, из которых нас атакуют эскадрильи комаров. Поскорее едем дальше, и на опушке комариных владений находим сиротливо стоящий белый Mitsubishi.

Здесь у нас небольшой отдых, во время которого мы делимся впечатлениями, со смехом вспоминаем, как ещё вчера вечером, мы, обсуждая этот маршрут, предполагали, что здесь так и шастают во всех направлениях КамАЗы и легковушки. Нам пора назад, но только, что пройденный брод непреодолим для Pajero, и мы решаем искать другое место для переправы. Вспомнив, что дорога с другой стороны реки уходила на юг, решаем выдвинуться туда и поискать брод помельче. Ближе к озеру местность становится все более заболоченной, и мы уже хотим вернуться обратно, когда находим отчетливо отпечатавшиеся во влажной глине следы УАЗа, уходящие в реку. Брод мельче, и главное позволяет идти по прямой, ходом. На Pajero цепляем веревки, чтобы быстро выдернуть, если застрянет. Куликовы проезжают первыми, потом Паша, мы идем вслед за ним для страховки. Предосторожности излишни, все проезжают самостоятельно. Без проблем форсируем ещё три реки. В этот раз находим более прямую дорогу через горы.

На подъезде к горам - новая неожиданность. Растаявший наверху град превратил все дороги в мутные ручьи. С трудом отыскиваем путь, порой полностью скрытый под бурлящими потоками. Наконец, уже в темноте заправляемся в Улангоме. Еще сорок километров в сторону Ховда, и ставим палатки. Сознание выключается, как сгоревшая лампочка. Со вчерашнего утра мы в пути уже 39 часов.

Утром мы снова в Ховде. После небольшого дождика нас встречает радуга во все небо, под которой мы проезжаем в город как под аркой. Находим единственный, работающий в субботу банк. Меняем деньги на все экипажи, затем мстим за поход Батыя на Русь, скупив весь хлеб в одном из магазинов. Теперь наш путь лежит на Завхан Гол, куда к вечеру добираемся без особых приключений, только один раз сбившись с дороги. Нас встречают ухой и жареной рыбой. С момента ночного старта навстречу Паше прошло двое суток, пробег составил 840 км.

Следующий ключевой пункт нашего путешествия - озеро Цагаан-Нуур, территория вокруг которого является национальным парком. Но на пути к нему, нас поджидало еще несколько приключений. Сначала перегрев и утечка охлаждающей жидкости заставляет "усовершенствовать" конструкцию Toyota экипажа №19. С машины снимают капот, удаляют клапан на заливной горловине радиатора и устанавливают на крыше импровизированный расширительный бачок из канистры. Теперь машина почти не перегревается, жидкость уходит гораздо медленней. Мы сильно отстаем от графика из-за ремонта, поэтому принимаем решение ехать ночью, к тому же когда жара спадает, №19 может идти вообще без остановок на остывание.

Решение оказывается убийственным для Pajero Паши Бабина. В колее спрятался замаскированный травой и темнотой камень. От удара согнута распорная балка передней подвески, которая потянула опоры рычагов. Проковыляв еще около 2 км, вынужденно становимся на ночевку.

Ранним утром №19, а с ним еще две машины, уходят вперед. У нас начинается ремонт Pajero. Балку режут на куски, рихтуют и сваривают заново походной сваркой. В 12.30 машина снова в строю. Отправляемся вдогонку первой группе, имея 13 согласованных точек для GPS, в одной из них мы должны встретиться. По дороге проблемы с УАЗом Вадима Сиваракши, откуда-то снизу гудят подшипники. "До выяснения" снимается задний кардан, УАЗ становится переднеприводным.

Нагоняем авангард только на следующий день в точке №12, недалеко от озера. Ландшафт изменился, на склонах гор появились леса из лиственницы, а трава в степи стала выше и гуще. Вскоре после радостной встречи, нам предстоит брод шириной около 60 м, и глубиной до метра, чтобы попасть на северную сторону озера, куда с запада нет прямой дороги. Брод все проходят своим ходом, кроме Pajero, который перетягивают с выключенным мотором, и УАЗа Вадима, который застрял посреди реки из-за неработающего заднего моста. Затем небольшое болото, где засаживаются ещё три машины, кочкарник, брод через ручей и мы на красивом мысу, на берегу Цагаан-Нуура. Здесь нам завтра предстоит днёвка, с остатком сегодняшнего дня получается довольно длинная стоянка.

Водители посвящают следующий день ремонту и техобслуживанию автомобилей. Вадим пользуется моментом, чтобы разобрать до винтика трансмиссию на своём УАЗе. Быстрота и уверенность, с какими он это делает, напоминают тренировку по разборке-сборке автомата Калашникова на время.

На следующий день выезжаем в направлении Харахорина. По пути вытаскиваем из брода застрявший монгольский микроавтобус и осматриваем впечатляющий каньон, образованный рекой Чулутын-Гол. Проехав за день около трехсот километров, ночуем за аймачным центром Цецерлег. Утром мы в Харахорине. Нам предстоит посетить буддистский монастырь Эрдене Зуу и развалины древней столицы Чингисидов - города Каракорум. Когда-то здесь находилась ставка великих ханов - оседлая столица кочевой империи. Будучи сначала местом расположения одной из сезонных ставок Чингисхана, впоследствии кочевье превратилось в город благодаря Елюю Чуцаю - китайскому советнику хана Угедея. Советник убедил великого хана в необходимости иметь постоянную столицу. Позже, в тринадцатом веке столица переносится в северный Китай, и Каракорум приходит в упадок. В 1380 г. город разрушен китайскими войсками. После обращения Монголии в буддизм, рядом с руинами появляется монастырь Эрдене Зуу, камни для постройки которого, берутся с развалин. Окончательно исчезнув в шестнадцатом веке, город надолго становится загадкой для историков и археологов. Его поисками занимаются многие выдающиеся ученые, в том числе Г.Н. Потанин, и только в 1889 г. русская экспедиция под руководством Н.М. Ядринцева смогла приоткрыть завесу этой тайны, установив место расположения административного центра самой большой империи в истории.А назавтра нам предстоит увидеть и нынешнюю столицу Монголии.

Прибыв в Улан-Батор, разъезжаемся группами по 2-3 машины. Несколько часов на "разграбление города", затем экипажи должны встретиться возле ГУМа в оговоренное время. ГУМ - осколок прошлой жизни, которая уже начинает забываться. О новых временах свидетельствует гордая надпись "State Department Store" на большом, сталинского стиля здании универмага. Хотя монголы по-прежнему продолжают чтить героев своей революции - Сухе-Батора и Чойбалсана, именами которых названы улицы и площади, да и сам город. На ночевку отъезжаем от столицы на 35 км и становимся на реке Туул.

Теперь наш путь лежит на восточную границу, к реке Халхин-Гол. Утром экспедицию покинули две машины, Павел Бабин на Mitsubishi Pajero и Александр Семенихин на Land Cruiser 60. Около двухсот километров едем по асфальту, иногда прерываемому дорожными работами - здесь идет активное возведение "Дороги Тысячелетия". Потом - снова до боли знакомые колеи. На одной из них, обнаруживаем дряхлый корейский джип. Двое монголов направлялись в столицу, но не доехали, стоят здесь уже сутки. Жарко и негде спрятаться от солнца. Воды осталось мало, еды нет совсем. Один говорит по-русски, объясняет, что сгорел коммутатор. Антон Нерода - пилот красноярского экипажа достаёт из недр своего УАЗа импульсный генератор аварийного хода. Этот прибор можно установить вместо коммутатора на любой машине, расплатившись за это потерей мощности и большим расходом топлива. Снабжаем монголов продуктами и заводим их джип. Знание русского языка в тот день оказалось для этих ребят ценнее любых других знаний и навыков.

В Чойбалсане мы поздно, около трех часов, а сегодня еще нужно приехать к озеру Буйр-Нуур на границе с Китаем. Осталось 390 км - очень много для таких дорог. Горы закончились, теперь вокруг ровная степь с высокой травой, часто видим большие стада джейранов. Днем нас преследует жара 44 градуса в тени, затем с темнотой начинается привычная гонка с элементами ночного ориентирования. Из-за пыли видимость ноль.

Наше движение прерывается шлагбаумом и двумя монголами в форме. Пограничная застава. Для проезда по этой территории нужно иметь разрешение, а дают его только в Улан-Баторе, вот и приехали… В ход идет весь запас монгольских слов, жесты и наглядные пособия в виде журналов на внедорожную тематику. Наконец лейтенант связывается с начальством и соглашается разрешить нам проехать еще 50 километров до расположения части, где решат, что с нами делать.

В час ночи весь офицерский состав погранотряда встречал восемь запыленных машин экспедиции. Нас ждет накрытый стол. Выясняется, что русскому и монголу найти общий язык совсем несложно, особенно если есть водка и общие темы для разговоров.

Здесь получаем заветную бумажку - разрешение на проезд по приграничной зоне. К озеру приезжаем глубокой ночью, но спать уже никому не хочется, слишком много впечатлений. До рассвета отмечаем прибытие к цели экспедиции и день рождения её руководителя - Олега Булгакова, расходимся по палаткам только под утро.

Утром посещаем памятники, установленные на месте сражений 1939 года. Купаемся в пограничной реке Халхин-Гол. Отсюда поворачиваем на юг страны. Нас ожидает горячее гостеприимство пустыни Гоби.

Через день мы в Дарьганге, набираем воду во все, что можно и заправляемся. Здесь начинается пустыня. Колеи ровные и позволяют разогнаться, но тем опаснее сайры и прочие канавы, которые неожиданно пересекают дорогу, не всегда получается вовремя притормозить. Результат - на Land Cruiser Prado Игоря Куликова сломана пружина подвески, а у Олега Булгакова оторваны крепления стабилизатора. По уже сложившейся традиции становимся на ночевку в полной темноте, впереди городок Сайншанд, до него сорок километров.

Наутро нас поражает окружающий пейзаж, лунная пустота расстилающихся пространств вечером, в свете фар не производила такого впечатления. Ни травинки, ни следов животных, не видно даже насекомых, только холмы, покрытые мелкими камнями, тянутся до самого горизонта. Быстро имплантируем в заднюю подвеску Prado переднюю пружину от TLC80, она длиннее штатной, но кое как входит. Уже через тридцать километров - новая поломка, Евгений Торгашов, из экипажа №7 обнаруживает сильную течь масла через сальник полуоси. До Сайншанда недалеко, поэтому едем туда и находим автосервис. На полуоси выработка и разбит подшипник. Подшипники есть в запасе, а полуось решаем наварить электродом, и затем проточить. Мастера из автосервиса любезно помогают нам найти единственного в городе токаря.

Теперь наш путь лежит на юг, где, как нам кажется, можно найти барханные пески. Весь остаток дня экспедиция ищет приключений на свою голову. Под вечер едем без дороги по пескам к желтым горам на юге, которые мы приняли за барханы, но находим только нагромождение скал и камней, впрочем, очень живописное. Решаем забраться наверх и там ночевать. Во время подъема на камнях повисает с опасным креном УАЗ Антона Нероды. При попытке выехать раздается звонкий удар из заднего моста, звучащий как твердое обещание очередного утреннего ремонта. Похоже на свете стало на одну полуось меньше. Валимся спать.

Утром реанимируем полуось УАЗа при помощи сварки, на месте шва делаем накладку из обрезка трубы. Мы едем по сухому руслу в юго-западном направлении. Наконец встречаются барханы - главная цель нашей вылазки в пустыню. Мы их видели! Останавливаемся на ночевку у красивой расселины в скалах. Здесь есть сухие стволы саксаула, значит, быть костру к большой всеобщей радости. Степь нас дровами не баловала.

Место нашей сегодняшней ночевки - поворотная точка экспедиции, теперь наш путь все время будет лежать на север - домой. С утра едем по такыру - потрескавшейся глиняной поверхности пустыни. Во время дождя такыры становятся непроходимы, но к счастью, несмотря на пасмурную погоду дождя нет. Однако вскоре становится труднопроходимой даже сухая поверхность. Огромные промоины и ямы все время преграждают путь, а потом к ним добавляются и заросли саксаула. Приходится ехать, подминая кусты под бампер. Нам проще - сегодня мы движемся в конце колонны, и едем по готовой просеке за остальными. Скоро такыр заканчивается, дальше есть накатанная колея в сторону Сайншанда, где Жене Торгашову снова предстоит ремонт. Сырой металл не выдержал нагрузки, и подшипник полуоси снова разбило, из моста течет масло.

Снова ремонт. Из безразмерных багажников появляется сварочный аппарат, преобразователь напряжения на 220 вольт, отрезная машинка и запасная полуось от моей машины. На свалке находим старый амортизатор, чтобы из внутренней трубы сделать втулку на шов. В результате сложной операции по резке и сварке, из двух полуосей на свет должна появиться новая деталь с требуемыми параметрами. К вечеру экипаж №7 на ходу, состояние заднего моста больше не будет вызывать нареканий до самого дома. Выезжаем в сторону Улан-Батора.

Сутки спустя ставим лагерь в сорока километрах от столицы. Хотя до границы еще полтысячи километров, наше путешествие по Монголии заканчивается здесь, у этой реки. Еще будет Улан-Батор и асфальтированное шоссе до погранперехода, будет сложная таежная дорога через Байкальский хребет и стоянка на Байкале. Не заканчивается сегодня и наша эпопея полевого авторемонта. Впереди ещё много событий и о них можно написать отдельный рассказ, но именно сегодня вечером мы прощаемся с настоящей Монголией, страной степных кочевников, поныне живущих по законам чингисовой Ясы. Все эти дни мы тоже постарались жить по древнему закону Чингисхана, где самым большим преступлением считалось неоказание помощи в пути или в бою. Мы постарались, а как у нас получилось, пусть судит это Вечное Синее Небо.


источник
Автобагажники THULE
 фото дня

 
ГОРЯЧИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ!


Автопутешествие по Средней Азии. 27.06.2008 – 02.08.2008. Памир - Алтай 2008.
Средняя Азия 2008. Россия – Казахстан (Аральское море, Малое море) – Узбекистан (Ташкент, озеро Чарвак, Самарканд, Бухара) – Таджикистан (Душанбе, Хорог, Памир) – Киргизстан (Бишкек, озеро Иссык-Куль) – Казахстан (Алма-Ата, озеро Балхаш) – Россия (Алтай, озеро Телецкое). Более 16.000. км, 37 дней.

Фотохронология поездки Средняя Азия. Памир - Алтай 2008.


Карта Москвы


В начало   |    НОВОСТИ   |    СЕРВИС   |    СТАТЬИ   |    ТУР FAQ   |    АВТОТУРИЗМ   |    МАГАЗИН   |    О КОМПАНИИ Отправить письмо
Разработка Евгений Суслин
© 2005, Rus Auto Travel Agency. All rights reserved.
Rambler's Top100